Посмеялись и задумались

В минувшие выходные в дзержинском театре драмы состоялась премьера спектакля «Самоубийца» по пьесе советского драматурга Николая Эрдмана. В основе сюжета – жизнь «маленького» человека, «прославившегося» в обществе желанием свести счеты с ней. Жанр постановки заявлен как комедия.

Слова актеров на сцене точь-в-точь повторяют реплики героев литературного произведения. Но впечатления от книги и спектакля разное. Пьеса «Самоубийца» - это сатира, отчасти даже трагедия. Трагедия общества и отдельно взятого человека в нем. Никчемность и безысходность приводят главного героя к мысли, что единственный выход из такого положения - самоубийство. А окружение начинает спекулировать на этом. Каждый считает, что его причина - несчастная любовь, непризнанность в обществе, социальные разногласия - единственный и самый важный повод, который следует упомянуть самоубийце в прощальном слове.

Пьеса была написана в 1928 году и для того времени довольно смело критиковала новый политический строй - молодую советскую республику. Поэтому, очевидно, при жизни Эрдмана, а умер он в 1970 году, то есть больше чем через 40 лет после создания «Самоубийцы», произведение ни разу не было поставлено на сцене.

К счастью, потом изменить эту ситуацию смогли многие российские театры, в том числе и наш, Дзержинский - драматический.

На сцене 25 и 26 марта зрители увидели прежде всего комедию. Актеры играли смешные моменты так искренне и правдиво, что зал смеялся, ощущая свою причастность к времени, быту и ситуациям, происходящим на сцене.

Спектакль получился ярким, красочным, масштабным, потому что в нем задействована почти вся труппа драмтеатра, которая танцевала, пела, декларировала стихи, шумно переживала и спорила. И все это - в характерных эпатажных нарядах (особенно дамских) начала прошлого столетия.

Массовки сменялись камерными эпизодами - очень трогательными и проникновенными. Здесь большая заслуга актера Артема Баранова. Его «самоубийца» Семен Подсекальников, воспрявши духом от большого внимания «современной интеллигенции» и других представителей общественности, желающих выставить его поступок «подвигом» и «жертвой», сначала и правда почувствовал себя героем. Ведь до этого он был всего-навсего неприметным человеком. Пришедшая к нему смелость от предсмертного отчаяния толкнула на бунт, на высказывание собственных мыслей и смелую критику. Однако в последний момент Семен Семенович смерти испугался и убивать себя передумал. 

Монологи главного героя о ценности жизни и страхе перед небытием внесли в спектакль моменты все той же сопричастности зрителя с актером, только уже на волне философии, возможности поразмышлять вместе о смысле пребывания на этом свете каждого из нас.

Комедия то и дело уступало место не только философским размышлениям, но и вполне глубокому драматизму. Лица-маски, головы-парики, сплошные человеческие пороки, широко воплощенные на сцене: блуд, чревоугодие, невежество, эгоизм. На этом фоне главный герой отчаянно пытается разобраться, есть ли жизнь после смерти и что такое душа. «Смешной» Семен Семенович не вызывает особенной приязни. При том, что он не может найти работу и живет за счет своей жены, которую презирает, мнит себя непризнанным гением. И мечтает об одном - разбогатеть на пустом месте. «Драматический» Семен Подсекальников зрителю, как показалось, ближе. Ему хочется посочувствовать и подбодрить. Смешно ли все это? Скорее, грустно.

Грустно и от того, что в спектакле по пьесе почти вековой давности так много современного, того, что тревожит сейчас и сегодня: безысходность и униженность простых людей, нежелание власти видеть их проблемы. «Массы! Слушайте Подсекальникова! Я сейчас умираю. А кто виноват? Виноваты вожди, дорогие товарищи. Подойдите вплотную к любому вождю и спросите его: «Что вы сделали для Подсекальникова?» И он вам не ответит на этот вопрос, потому что он даже не знает, товарищи, что в советской республике есть Подсекальников», - говорит со сцены главный герой.

В общем, посмотреть и подумать здесь есть на что и о чем. Спектакль, благодаря режиссерским находкам и прекрасному их воплощению актерами, получился эмоциональным и очень жизненным.

За творческий подарок стоит поблагодарить Сергея Стеблюка - режиссера из Москвы и, конечно, руководство и актеров нашего театра драмы.

Елена Миронова

«Дзержинское время»

РЕЦЕНЗИЯ ЗРИТЕЛЯ НА СПЕКТАКЛЬ «САМОУБИЙЦА»

2 апреля мы с коллегами побывали в Дзержинском театре драмы на спектакле по пьесе Николая Эрдмана «Самоубийца». Премьера спектакля состоялась 25 марта. Судя по отзывам, опубликованным на разных сайтах, спектакль дзержинцам понравился. Впрочем, от коллег довелось услышать самые противоречивые мнения, от категоричных «не понравился совсем» до восторженных «очень понравился».

Действительно, посчитав, что дзержинский зритель уже созрел для восприятия сложных постановок, в театре выбрали одну из малоизвестных и неоднозначных пьес Н. Эрдмана «Самоубийца», да еще воплотив ее в стиле буффонады (утрированно-комической манере актерской игры).

Пьеса была написана Н. Эрдманом в 1928 году, но так и не была поставлена при жизни автора. Сталин пьесу запретил, автора сослали. Попытки поставить «Самоубийцу» в нашей стране начались в 2000-х. Однако спектакли не имели успеха. Критика советской власти к тому времени была уже не актуальной. Пьеса воспринималась зрителями как бытовая драма, скучная и неинтересная. Как осовременить пьесу?! Почему бессмертны пьесы Гоголя?! Чехова?! Они на все времена, каждый узнает в героях своих современников. Сюжет пьесы «Самоубийца» незамысловат: поссорившись с женой, гражданин Подсекальников решает застрелиться. Однако находятся желающие, чтобы он застрелился не просто так, а за какую-то идею.

Московский режиссер Сергей Стеблюк, перечитав внимательно гениальный эрдмановский текст, решает поставить пьесу в жанре комедии масок. О карнавализации пьесы уже говорили в рецензиях разные критики. Стеблюка увлекает эта идея, и, действительно, он попадает в точку, вдохнув в пьесу новую жизнь.

Говорят, история повторяется дважды: первый раз как трагедия, второй раз, как фарс.

Тогда, в 30-е годы пьеса «Самоубийца» воспринималась, как трагедия маленького человека, сегодня сюжет – это не что иное, как пародия на советскую действительность. Не случайно, в конце действия у Эрдмана Митя Питюнин стреляется по-настоящему, оставив записку: «Подсекальников прав. Жить не стоит». У Стеблюка Митя стреляется случайно, без всяких записок, причем как в песенке «повезли его домой, оказался он живой!» Кто-то из моих коллег заметил по поводу масок на лицах актеров: у нас в Дзержинске замечательная труппа, мы привыкли видеть лица актеров, их выразительную мимику. А тут маски…

Хотя и в масках актеры играли превосходно!

По замыслу режиссера, зритель сразу должен понять по маске, что Подсекальников глуп, Маша, его жена, – сама наивность, Олег Леонидович, чиновник, – жаден и падок на красивых женщин, и т.д. Расставив масками все точки над и, сказав четко, кто есть кто, режиссер заостряет внимание на сценическом действии. А это именно то, что умеют делать в Дзержинском драмтеатре.

Наверное, многим из нас доводилось бывать на спектаклях гастролирующих известных артистов. Играют они превосходно, а вот яркого сценического действия нет. Здесь же мы увидели настоящий спектакль, яркий, красочный, когда задействованы вся труппа, вся сцена, все пространство, которое, кстати, тоже обыграно: декорации – двери коммунальной квартиры, которые периодически открываются, раздвигая пространство до темноты и бесконечности.

Разбирая образы, несложно угадать, что Подсекальников – герой комедии дель арте Арлекин (совершает глупости, лентяй, обжора, но при этом учтив и скромен, и поэтому вызывает сочувствие и симпатию у зрителей). Идейный социалист смахивает на Панталоне в красных штанах (в нашем случае в красных рваных портянках и разбитых очках). Маша, жена Подсекальникова, – Коломбина, простушка, прислуга (по сути, Маша такая и есть). Митя Питюнин – Пьеро (несчастный влюбленный в костюме с длинными рукавами, единственный персонаж среди итальянских персонажей комедии дель арте без маски). В постановке Стеблюка Митя в растянутом поношенном свитере и тоже единственный без маски.

Думаю, что многие зрители восприняли маски проще: как говорится, вся наша жизнь – театр, и люди в нем актеры. Все мы живем, играя определенные роли, приспосабливаясь, кто как может. Только глухонемому Мите маска не нужна, его никто не замечает, и он никого не слышит.

– О чем пьеса, никак не пойму? – спросила меня соседка во время антракта, кстати, в первом действии дремавшая (скучно ей было).

– О жизни, – ответила я. – О ее смысле, вернее бессмысленности, о вечных ценностях и вечных неистребимых человеческих пороках.

Жизнь прекрасна, не раз мы слышим по ходу пьесы.

– А больше, чем есть, хочется жить! – утверждает Подсекальников.

Но в чем смысл жизни? Неужели только в том, чтобы сыграть свою роль красиво?! И есть ли жизнь после смерти? Даже батюшка «по совести» говорит: никому не известно. Кстати, священника, превосходно сыграл директор театра Юрий Кислинский. Он словно сошел с лубочных картинок. Настоящий поп – толоконный лоб из сказок Пушкина.

Вроде, режиссер хотел рассказать о сложных вещах просто, а все равно некоторые не уловили, не услышали, недопоняли.

Для таких зрителей хорош, как правило, гротесковый натурализм, которого в постановке было немало. Еще со времен средневекового Рабле смеялись над обжорством, похотью, над справлением естественной нужды.

В пьесе немало фраз, которые и сегодня современны. Это и реквием по самоубийцам во имя идеи (по религиозным убеждениям, за торжество коммунизма и т.д.). Здесь и сатира на тех, кто любит чужими руками жар загребать, это и критика властей, равнодушных к народу.

В постановке много интересных находок, комических сценок. Мы смеемся, узнавая себя в героях пьесы. Ну, скажите, чей муж не таскал по ночам колбасу из холодильника?! А кто не строил сумасшедших планов заработка?! А кто не хотел понарошку покончить жизнь самоубийством?!

Смотришь, узнаешь себя, и все больше проникаешься симпатией к героям.

Да, Подсекальников ничтожен, глуп, он иждивенец, строит безумные проекты, но погибать «за идею» не хочет, и тем самым вызывает симпатию.

Пьеса сложная, но дзержинский зритель ее понял и принял. Это достойно высокой похвалы. Спасибо нашей труппе за яркую игру! Отдельное спасибо артисту Артему Баранову, сыгравшему Подсекальникова. Спасибо директору драмтеатра Юрию Кислинскому. С его приходом театр обрел новую жизнь, и мы уже увидели немало прекрасных постановок с оригинальной подачей материала и яркой самобытной игрой актеров.

Елена Анисимова