Администрация города Дзержинска Нижегородской области
Муниципальное бюджетное учреждение культуры

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ

ВСЕ МЫ ИЗ ДЯДЮШКИНОГО СНА

Показать дзержинцам «Дядюшкин сон» главреж Дзержинского театра драмы Андрей Подскребкин грозился еще в прошлом сезоне. Правда, премьерных спектаклей за минувший сезон труппа отыграла столько, что сил на Достоевского ни режиссеру, ни актерам, видимо, просто не хватило. «Дядюшкиным сном» решено было открыть новый, 66-й сезон...
Случится это ровно через месяц. А сейчас в недрах театра во всю идут репетиции: на сцене кипят страсти, бушуют чувства, клубком заплетаются интриги, и кругом - сплетни, сплетни, сплетни... А что вы хотите? Это же Достоевский. А у него иначе не бывает, все, как в жизни. Только ярче, резче, заметнее - жизненно до неправдоподобности. Так что думаешь: уж не во сне ли все это?
Пока постановка еще в работе и зрителям вход в театр закрыт, мы проведем читателей «ДВ» за кулисы - здесь и побеседуем с двумя актрисами, играющими в «Дядюшкином сне» не последние роли. Одна из них - Татьяна Орлова, которой досталась партия «комильфотной дамы» Марьи Александровны Москалевой. Другая - актриса Мария Шиманская, ей выпало сыграть дочь Москалевой - Зину. Внешне абсолютно не похожие друг на друга, актрисы оказались «родственницами» не только по сценарию, но и очень близки во взглядах на своих героинь.
Корр.: Татьяна Сергеевна, мне кажется, что роль «комильфотной дамы» Москалевой - это действительно ваша роль, режиссер не ошибся с выбором... А вы сами на какую роль рассчитывали?
Т. Орлова:
Когда тебя назначают на главную роль, это, безусловно, очень приятно. Особенно, если доверяют играть персонажей сложных, не примитивных... Но в этом спектакле три главные роли – кроме Марьи Александровны, это и Князь К., и Зина. Я не считаю, что моя роль главнее. А вообще для меня каждая новая большая роль - это еще один шаг к совершенствованию себя в профессии, повод снова и снова работать над собой. Ведь важно не «скатиться», не остаться на прежнем уровне, а попытаться стать чуть выше в профессиональном смысле. Мне посчастливилось играть персонажей Достоевского в «Игроке», в «Селе Степанчикове...», но это были роли совершенно другого плана. Моя новая героиня - та еще «штучка», и пока быть Москалевой мне очень не легко...
Корр.: Маша, а вот ваш образ, напротив, ну никак не вяжется у меня с образом Зины... Вы сама как думаете, идет вам эта роль?
М. Шиманская:
Я была очень удивлена, когда узнала, что буду играть Зину! Но таково решение режиссера... Я не ожидала, что оно будет таким, но, конечно, очень обрадовалась! Обрадовалась даже не столько тому, что мне досталась одна из главных ролей. А тому, что мне доверили Достоевского! Я счастлива работать над ролью такого уровня.
Корр.: Вам удалось «договориться» со своими героинями? У них такие непростые характеры...
Т. Орлова:
Мне - да. Мою героиню можно осуждать, ненавидеть, даже бояться... Но ей нельзя не восхищаться! В этой женщине столько намешано! Она умна, по-своему артистична и даже талантлива. Она хочет яркой и страстной жизни и по ее мнению брак Зины с князем – верный пропуск в такую жизнь. Поэтому Марья Александровна так легко «закручивает» эту интригу. Мне бы не хотелось, чтобы зрители однозначно осуждали мою героиню. Полюбить ее сложно, но она, по-моему, достойна уважения.
М. Шиманская: Я пока ищу точки соприкосновения с Зиной... У героини Достоевского очень не простой характер. Она производит впечатление мягкой, покладистой, абсолютно домашней барышни. Но на самом деле она очень волевой человек. В этом смысле Зина - дочь своей матери. Но ровно настолько, насколько она отличается от нее, ровно настолько же они с ней и похожи. Общее в них - стержень, воля, целеустремленность, моральные принципы разные.
Корр.: Татьяна Сергеевна, как мать вашей героини, подсказывает вам, как актрисе, что нужно делать? Не пытается подстроить вашу Зину под свою Марью Александровну?
М. Шиманская:
Этого нет. Я сама прихожу к ней за советом, со своими идеями, предложениями так или иначе обыграть какие-то наши диалоги. Татьяна Сергеевна в этом смысле совершенно не похожа на Марью Александровну - она никогда не поучает, не пытается навязать своего мнения. Мы, как мне кажется, нашли общий язык друг с другом...
Т. Орлова: Я считаю, что артист должен уметь сам замечать свои ошибки. Работать над собой. Что толку «давить» на актера, пытаясь вложить ему в голову свои мысли? Это бесполезно. Надо просто уметь слушать и понимать партнера.
Корр.: В финале повести Достоевский все-таки делает Зину генерал-губернаторшей. Получается, Марья Александровна добивается, чего хотела. Да и Зина меняется...
Т. Орлова:
А вас это удивляет? У такой предприимчивой дамы, как Марья Александровна, по-другому и быть не могло. А Зина просто повзрослела - она «доросла» до своей матери.
М. Шиманская: И теперь это уже не та Зина, которая была в начале истории. К себе, к жизни, к любви она уже относится по-другому. Той наивной и простой девочки больше нет.
Корр.: Такой финал вы считаете оправданным? Ведь всегда хочется, чтобы добро восторжествовало над злом, а тут...
Т. Орлова:
Это же Достоевский! Ведь чаще всего именно так происходит в жизни, потому и финал получился такой не сказочный...
Какими бы злодеями ни казались персонажи из «Дядюшкиного сна», мы постараемся сделать все, чтобы зритель не осудил их, а посочувствовал им, пожалел. Ведь все они живут как во сне - заблуждаются, не видят своих пороков, не замечают ошибок. Постановка современная. И всегда своевременная, несмотря на то, что события происходили два века назад. Мордасов не отличается от любого другого провинциального городишки, а его жители - это же мы с вами.
Корр.: Вот и посмотрим на себя со стороны. Спасибо!

Беседовала Елена Богомазова
"Дзержинское время"