Администрация города Дзержинска Нижегородской области
Муниципальное бюджетное учреждение культуры

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ

У  нас в городе уникальный зритель

Каждый по-своему приходит в профессию. Одних приводит случай, другие мечтают об этом с детства. Наш герой со школьной скамьи знал о своем предназначении и посвятил всю жизнь служению театру. Игорь Тарасов считает, что актер должен владеть языком жестов, пластикой движений… О родном театре, своем творческом пути  «СВЕТСКОМУ» рассказал сам актер Дзержинского театра драмы.

Игорь Николаевич, вы с детства мечтали стать актером?

- Да, актером мечтал стать с детства. И хотя видимых предпосылок для этого совершенно не было (родители - простые рабочие), с четвертого класса я начал участвовать в школьной самодеятельности и понял, что мне очень нравится играть на сцене. Кроме того, не раз приходилось слышать, будто у меня неплохо получается. Поэтому можно сказать, что судьба моя с этого момента была уже предрешена, я стал постоянным участником постановок школьного театра, затем - Дворца культуры, и, наконец, я получил профессиональное образование.

Вы учились в студии при Ферганском областном русском театре им. М. Горького. Среди ваших учителей были известные педагоги?
- Конечно, были. Надо сказать, что время тогда было очень интересное. Шел 1974 год, в театре работали талантливые актеры, которых сегодня остается все меньше и меньше, и актерская школа в те годы была несколько иная. Поэтому, конечно, было безумно интересно учиться у таких мастеров сцены. В частности, моим учителем был заслуженный деятель искусств, заслуженный артист России и на тот момент главный режиссер Ферганского областного театра драмы Абдулов Гавриил Данилович - отец известного актера Александра Абдулова. А сам Гавриил Данилович был учеником Всеволода Мейерхольда. Так что могу сказать, что моя актерская практика имеет отношение к школе Мейерхольда.

В чем ее отличительные особенности?
- Например, школа Станиславского более традиционна. Школа Мейерхольда - это психофизика. Здесь необходимо умение владеть своим телом, элементами клоунады, это пластика, язык движений, жестов. Сам Гавриил Данилович Абдулов, будучи уже немолодым человеком в годы моего обучения, мог с разбега подняться до середины стены. Кроме того, по своему внутреннему содержанию, своей яркостью, буффонадой, внешними выразительными средствами школа Мейерхольда близка школе Вахтангова.

Как известно, студенты - народ изобретательный и веселый. Можете вспомнить забавные случаи из этого периода своей жизни?
- Вспомнить, конечно, есть что! Обучение в нашей студии было поставлено таким образом, что студенты параллельно были заняты в спектаклях, хотя и в незначительных эпизодах. Так, однажды шла генеральная репетиция спектакля, название которого я запомнил на всю жизнь - «Константин Заслонов», где у меня была маленькая роль немецкого солдата. В процессе действия мы вдвоем с напарником должны были выйти и молча унести со сцены «убитого». Так вот, ко мне подходят двое старших товарищей и говорят: «Игорь, ты нам так нравишься, ты так здорово все делаешь (а у меня там не было ни одного слова), только ты свою роль как-нибудь разработай, чтобы зритель тебя запомнил, ты же хочешь стать актером! Например, не просто унеси со сцены убитого героя, а проверь, вдруг он еще живой, пульс ему, что ли, пощупай или подними за волосы и посмотри в лицо». В общем, я подумал, действительно, почему бы не проявить творческую фантазию. В результате во время спектакля я не просто тупо «выхожу и уношу труп», а беру несчастного за волосы, поднимаю его голову и… О, ужас! В моей руке остается клочок его волос! Я - в шоке (ведь я же чуть ли не скальп с него снял), а зал и сцена захлебываются в смеховой истерике. Как выяснилось позже, у актера, которого убивают на сцене, на затылке была небольшая проплешина, и он в жизни наклеивал на это место накладные волосы. Вот именно их я и сорвал. Так старшие братья по искусству, которые об этом прекрасно знали, подшутили над новичком. Хорошо еще, что это была только генеральная репетиция!

Когда и как вы приехали в Дзержинск?
- Честно говоря, в Дзержинск я попал совершенно случайно. До этого работал в Оренбургской области в театре города Орск, но меня там что-то не устраивало. Вообще в те годы актеры были легки на подъем, все искали «свой» театр, «своего» режиссера, то есть место, где они могли бы выразить себя на сто процентов. Я узнал, что в дзержинском драмтеатре нужны актеры, созвонился с главным режиссером, им был известная в театральных кругах личность - Леонид Исакович Верзуб, и приехал сюда. Тогда все это было достаточно легко сделать, актер мог переехать в другой город и получить комнату в общежитии, а потом, поработав определенное время, даже квартиру. Мы не обзаводились громоздкими вещами, весь багаж актера умещался в чемодане.

В коллектив Дзержинского театра драмы влились сразу?
- Надо сказать, что коллектив театра был очень крепкий и сплоченный, и основной его костяк сохранился до сих пор. Кроме того, в театр приезжали известные режиссеры, например Борис Голубовский, главный режиссер Московского театра драмы им. Н. В. Гоголя,
народный артист России, лауреат Государственной премии РСФСР - ставил у нас спектакль по пьесе Джованни Боккаччо «Декамерон». В свое время этот спектакль «звучал» в Дзержинске, на него невозможно было попасть, и лишний билетик люди спрашивали чуть ли не с перекрестка
пр.Ленина и ул.Грибоедова. Так что, работать было очень интересно, и в силу своей коммуникабельности в коллектив дзержинского театра я втянулся достаточно быстро.

Игорь Николаевич, помните свою первую роль? Все сразу получилось?
- Первая роль у меня была довольно запоминающаяся. Я тогда только поступил в студию и мне дали большой эпизод со словами. Это пьеса Бориса Лавренева «Разлом», которая в свое время была достаточно известна. Я играл мичмана, и старшие коллеги заметили, что у меня есть некий потенциал, который необходимо развивать.

У вас достаточно продолжительный актерский стаж. Оглядываясь назад, можете сказать, роли какого плана у вас получаются наиболее удачно и наоборот?
- Есть такое понятие как «актерское амплуа», по моему мнению, несколько сужающее возможности актера: либо он герой-любовник, либо благородный отец, либо комедийный актер и т.д. Однако мой учитель говорил, что актер должен уметь все. Сегодня ты играешь графа, завтра - дворника. В начале моей актерской карьеры были некоторые сложности, я был худой и очень высокий, и меня чаще использовали в роли благородного героя. И в то же время мне импонировали комедийные роли, где можно было что-то придумывать, фантазировать. Пожалуй, не всегда удавалось сыграть простого «работягу», хотя сам-то я родился именно в семье рабочих, но я старался это преодолеть.

Ваша любимая роль?
- Любимых ролей много, причем в разные периоды жизни они, как правило, менялись. Например, в молодости я очень мечтал сыграть Леонидика в спектакле по пьесе Арбузова «Мой бедный Марат». Меня тогда в спектакль не взяли, но я подошел к режиссеру и стал напрашиваться. Режиссер не видел меня в этой роли и предложил поставить во второй дополнительный состав. Однако я тогда был молод, самонадеян и предложил режиссеру: «Давайте вы меня посмотрите в этой роли, и если я подойду, то буду играть в первом составе». Он посмотрел на меня как на наглеца, но через две репетиции я был утвержден на роль.

Были когда-нибудь мысли оставить сцену?
- Все помнят, что в 90-х годах в стране была сложная обстановка, по нескольку месяцев не выплачивалась зарплата, которая в театре и так составляла сущие копейки. Тогда передо мной встал выбор: помогать моим сыновьям или служить в театре, и я выбрал первое - ушел на завод. Правда, в спектаклях я продолжал играть, так как внезапно оставить театр я не мог, поэтому совмещал два занятия. Но через два года окончательно вернулся в театр, хотя на заводе у меня сложилась довольно успешная карьера. Начал я мастером смены, а закончил заместителем начальника цеха. Других причин оставить сцену у меня никогда не возникало.

Есть ли у вас кумиры среди известных актеров?
- Безусловно, это Иннокентий Смоктуновский. Я считаю, что этот актер - мегазвезда номер один. Если брать старое поколение, то это, конечно, Яншин, Грибов, Гриценко, Плотников. Из более современных актеров мне очень нравился Леонид Филатов, с большим удовольствием смотрю фильмы с участием молодого актера Евгения Миронова.

Игорь Николаевич, каким вам видится дзержинский зритель?
- Надо сказать, что у нас в городе - уникальный зритель. В Дзержинском театре драмы я работаю двадцать первый год. За это время где только не приходилось бывать с гастрольными поездками, но такого отзывчивого и благодарного зрителя, готового принять все, что происходит на сцене и отдать свою душу в ответ на игру актеров, я не встречал нигде. Наверное, это особенность нашего города - в Дзержинске живут открытые добрые люди.

Интервью: Ирина Ерошкина
http://svetsky.com/141.htm