Администрация города Дзержинска Нижегородской области

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ    Твиттер Livejournal Youtube

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ

"Плутни Скапена"

"Ассакамури"

"Волшебник Изумрудного города"

"Дикарь"

"Дядюшкин сон"

"Дядюшкин сон"

"Искусство жениться"

"Квадратура круга"

"Кот в сапогах"

"Мой друг Винни-Пух"

"Ночь перед Рождеством"

"Ревизор"

"Ревнивец"

"Самоубийца"

"Сарший сын"

"Стеклянный зверинец"

"Странный отель для нежных сердец"

"Тётки"

"Тринадцатая звезда"

"Царевна-лягушка"

"Я тебя никогда не прощу"

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ
ПРОШЛЫХ ЛЕТ

"Алые паруса"

"Баллада о матери"

"Бенефис 2010 г."

"Бенефис 2011 г."

"Блин-2"

"Вечер"

"Господин Пунтила и слуга его Матти"

"Гроза"

"Гроза"

"Двенадцатая ночь"

"Жестокие игры"

"Жизнь артиста"

"За двумя зайцами"

"Затейник"

"Золотой ключик"

"Любишь - не любишь"

"Месье Амедей"

"На всякого мудреца довольно простоты"

"Ромео и Джульетта"

"Русское лото"

"Рядовые"

"Село Степанчиково и его обитатели"

"Семья с мешком чертей"

"Синяя ворона"

"Сирано де Бержерак"

"Таланты и покойники"

"Тринадцатая звезда"

"Фрегат "Паллада"

"Шум за сценой"

В ЖИЗНИ НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИТ ПРОСТО ТАК

 

Юлия Ауг - режиссер-постановщик спектакля по пьесе Флорида Булякова "Дело святое". Перед премьерой она любезно согласилась побеседовать с корреспондентом, оторвавшись на несколько минут от репетиционных забот.

- Юлия Артуровна, Вы для Дзержинского зрителя человек новый, незнакомый. Поэтому будет логично, если я Вас представлю. Ну, а если что-то скажу неправильно, Вы поправите. Хорошо?

- Конечно

- Итак, Юлия Ауг, опытная актриса и молодой режиссер. Окончила ЛГИТМиК, актерское отделение, несколько лет проработала актрисой в Санкт-Петербургском ТЮЗе, потом - ГИТИС, режиссерское отделение, курс Иосифа Райхельгауза, следом - Высшие курсы режиссуры и сценаристов при ВГИКе. Все правильно?

- Да, Все так.

- А почему Вы решили из актерской профессии перейти в режиссуру?

- Почему? Знаете, наверное мне сразу нужно было идти в режиссуру. Я пошла иным путем, через актерство. Просто когда ты молод, у тебя есть серьезные амбиции, тебе кажется, что все будут с удовольствием смотреть на то, что ты делаешь на сцене. Это потом оказывается, что все не совсем так. И еще оказывается, что тебе интереснее придумывать, создавать, разбираться в материале, понимать - почему так, а не иначе что-то происходит в том материале, над которым ты работаешь. Интересно понимать, что в тебе откликается и почему, интересно разговаривать со зрителем чужими словами так, как будто это твои слова. То есть, интересен становится не процесс выступления на сцене, а процесс создания образа.

У нас на актерско-режиссерском курсе в ЛГИТМИКе был очень хороший педагог - Аркадий Иосифович Кацман. Он очень хорошо преподавал нам действенный анализ. Мы подробно и досконально разбирали что такое действие, что такое событие. До сих пор помню определение: "Действие, это психофизический процесс достижения цели в борьбе с предлагаемыми обстоятельствами протяженный в пространстве и во времени". И у нас было очень много практики по разбору самого разного литературного материала. Мы брали не обязательно пьесу, а книгу, повесть, роман, вычленяли оттуда событие, мотивировали, находили действие и делали этюды. Мне еще тогда это было чрезвычайно интересно. Я придумывала такие этюды и для себя, и для моих однокурсников. Так выстраивались приоритеты. И режиссура в итоге победила.

- Но у Вас интересная актерская биография. Роли в театре, съемки… То есть Вы не были невостребованной актрисой.

- Я в театре за четыре года сыграла восемь главных ролей. Мне жаловаться на отсутствие внимания режиссеров не приходилось. Я ушла из актерской профессии не поэтому. Просто стало понятно, что интереснее, что важнее. Да актерство никуда и не ушло. Я и сейчас продолжаю сниматься.

- Я почему, собственно, об этом говорю. Считается, что актер должен быть актером, а режиссура вообще другая профессия и не надо путать. К тому же иногда говорят, что профессия эта никак не женская… Или это миф?

- С течением времени мифы рушатся. Вообще должна признаться - рушить мифы необычайно интересно. Моей последней работой в ТЮЗе была роль в спектакле "Портрет Гоголя" режиссера Геннадия Тростяницкого.

Геннадий Рафаилович сам написал инсценировку по Петербургским повестям Гоголя - "Портрет", "Невский проспект", "Нос". Это была необыкновенно интересная работа. Геннадий Тростяницкий как режиссер очень здорово опирается на актеров. Поначалу было тяжело. Актеры ведь привыкли быть в театре своего рода функциями. Режиссер приходит, точно себе представляя как все должно выглядеть, и уже в готовую картинку "впихивает" актеров. А Геннадий Рафаилович начал будить нашу фантазию. Он давал домашние задания, мы должны были придумывать какие-то эскизы, приносить их на репетиции… Ему необходимо было от нас добиться живого решения. Это было по-началу очень тяжело, но потом, когда фантазия у всех была разбужена, работа пошла интенсивно. У нас у всех было по несколько ролей. К примеру, у меня - пять ролей, разных, острохарактерных, ярких. Нужно было быстро перевоплощаться, и я начала много придумывать, вспоминать все, чему учили в институте, что наблюдала в жизни. Наверное, в этом придумывании действительно было много любопытного, т.к. Тростяницкий перевел меня на должность ассистента, а когда спектакль вышел, Геннадий Рафаилович спросил: "Ты никогда не думала о режиссуре?". Я ответила: "Но это же не женская профессия!" Он рассмеялся и сказал: "В последнее время эта профессия стала очень даже женской." И в самом деле - есть Нина Чусова, Ольга Субботина, Елена Невежова. Так я стала думать о смене профессии всерьез.

В ГИТИСе набирал курс Иосиф Леонидович Райхельгауз. Тростяницкий предложил мне попробовать поступить. Я с большой радостью согласилась и поехала в Москву.

- А вообще Вы коренная петербурженка?

- Я родилась в Питере. Но долгое время жила в Эстонии. Так сложилось.

- А почему Вы вообще решили связать свою судьбу с театром? Наверное, как и многие девчонки, с детства мечтали о сцене?

- Скорее нет, чем да. Я никогда не думала, что буду актрисой, и уж точно об этом никогда не мечтала. Я собиралась быть археологом. Мне нравилось реконструировать прошлое, представлять себе, как вот все было в эту эпоху, или в другую. И я очень хотела поступить на Археологию в Университет. Потом был вариант, что я могла стать художником - я училась в специализированной художественной школе. Но родители категорически сказали: "Нет, художником ты не будешь".

- Уберегли ребенка от богемной жизни…

- Именно так. И я думала об археологии. Но я очень плохо закончила школу. С тройками.

- С трудом верится.

- Родители очень хотели, чтобы у меня было хорошее образование, и меня в 8 классе отправили в самую лучшую школу в городе - в физико-математическую. А для меня и физика, и математика очень тяжелые предметы. Во второй четверти в 9 классе у меня было три двойки - алгебра, геометрия и химия. Тогда родители наняли репетиторов, и я сумела "вылезти на тройках". Так что ни о каких экзаменах в ВУЗ по точным наукам речи быть не могло.

А в то время у меня была очень сильная любовь.Очень талантливый мальчик, который был старше меня на год. Мы дружили с 5-го класса, и это было очень сильное чувство.  Ну так вот - он хотел поступить в театральный институт. И пригласил меня поехать с ним в Питер. Планировалось, что он будет поступать в ЛГИТМИК, а я - болеть за него. Он тогда уже окончил школу, а я училась в 9-ом классе, и мне оставался еще год школьной жизни.

Мы приехали, и я окунулась в эту совершенно особую атмосферу, которой был окутан двор на Моховой, перед приемной комиссией. Это совершенно невероятная творческая атмосфера праздника, которую невозможно ни с чем перепутать или забыть. Кто-то читает, кто-то репетирует, кто-то играет на гитаре и все охвачены необычайным возбуждением! И вот я окунулась в эту атмосферу, и мне так захотелось в ней остаться - в этом празднике, питаться этой особой, творческой энергией, которая передается от одного человека к другому. И мне было так хорошо… Мой друг дошел до третьего тура, но не поступил, а я приехала через год и поступила.

Я даже родителям не говорила, что еду поступать в театральный ВУЗ, очень боялась, что меня не отпустят. Запретят, как запретили стать художником.

- У Вас строгие родители.

- Я, что называется, девочка из хорошей семьи. У меня родители - физики-ядерщики, серьезные умные люди. Хотя… Когда-то давно, в юности, моя мама занималась в Минске в театральной студии Стефании Станюты…

- Вот они - театральные корни…

- Ну, да. Так вот, бабушка с дедушкой маме "идти в театр" не разрешили, и она занялась наукой. Так что я очень боялась, что меня тоже остановят, и я "тихой сапой", учитывая мамин опыт, взяла документы, сказала, что еду поступать в престижный ВУЗ, а сама прямым ходом на Моховую.

О том, что я поступаю в ЛГИТМИК я сказала родителям только тогда, когда уже прошла коллоквиум. На мое удивление они отнеслись к этому совершенно спокойно, сказав: "Ну, если ты так хочешь…".

- А как они сейчас оценивают результат?

- Ну, гордятся, конечно, когда есть повод. Папы уже, к сожалению, нет, а мама старается приезжать на премьеры, смотрит фильмы, спектакли…

В 2007 году вышел фильм Марии Можар (под руководством известного режиссера и продюсера Алексея Учителя.), "Враги". Совершенно неожиданно для себя за роль в этом фильме я получила Приз "За лучшую женскую роль" на международном кинофестивале "Балтийские дебюты". Мне кажется, мама радовалась гораздо больше меня.

- У Вас богатая "сериальная биография". Вы снимались и в "Часе Волкова", и в "Улицах разбитых фонарей", и в массе других сериалов. И снимались в "Мастере и Маргарите". Вот именно об этом фильме мне и хотелось бы с Вами поговорить. И даже, наверное, не столько о фильме, сколько о том, как работается актеру в мире Булгаковской прозы.

- Ну, что касается "Мастера и Маргариты", то мое участие в съемках я бы не назвала ни большой работой, ни ролью. Был маленький эпизод, от которого в фильме и вовсе остался крохотный кусочек. И дело не в том, что это было плохо или хорошо сыграно. Просто так бывает, что какие-то эпизоды, а иногда и целые сюжетные линии, не укладываются в метраж фильма, и они исчезают. Так что здесь я собеседник плохой. А вот что касается разговора о Булгакове вообще, то опыт соприкpressaния с его прозой у меня есть.

У нашего курса (уже в ГИТИСЕ), одним из дипломных спектаклей был "Театральный роман". И несмотря на то, что у нас многие ребята разъехались, у каждого своя работа, этот спектакль нас держит. Мы собираемся где-то раз в два месяца и играем в Булгаковской квартире этот спектакль. Все построено таким образом, что мы переходим из комнаты в комнату, за нами приходят зрители, это необычайно интересно. Ведь Булгаковская проза - это особый мир. Это встреча с невероятным языком. Любое произведение Булгакова обладает такой музыкальной полифонией, которой он добивается благодаря тем словам, которые живут в этом тексте, в этом языке. Это счастье - произносить эти слова, прикасаться к этой музыке. Ну а мистики? Нет, ничего особого не чувствовала.

- Да я не о мистике. Ведь согласитесь, Булгаков, это не просто полифония музыкальная, звуковая, это еще и необыкновенная временная полифония. Во всех его произведениях - и в "Мастере", и "Днях Турбиных", и в том же "Театральном романе"…

- А еще есть "Бег", "Собачье сердце"…

- Конечно. А мой любимый "Морфий"… Да много еще что можно вспомнить. Но я почему заговорил о Булгакове - пытаюсь таким образом "вырулить" на пьесу Флорида Булякова "Дело святое", спектакль по которой Вы сейчас выносите на суд Дзержинского зрителя. Мне кажется, что и пьеса Булякова построена на том же смещении времен. И именно это становится в ней главной сюжетной линией - текущее, или, точнее, истекающее время.

Вообще это, наверное, рискованно в провинциальном театре в качестве дипломного спектакля выбрать довольно сложную пьесу. Можно ведь было найти что-нибудь попроще. Или нет?

- Мне кажется, что правильным названием у нашего спектакля могло быть такое - "Долгое признание в любви". И это не потому, что здесь рассказывается о любви. Пьеса Булякова "Дело святое" - многопланова и полифонична. Это Вы правильно заметили. В ней одновременно присутствуют два пространства - сиюминутное, неумолимо уходящее, и застывшее время памяти.

Понимаете, ведь это история не только и не столько про любовь, сколько про взаимную глухоту. Вот когда читаешь пьесу первый раз возникает такое ошибочное представление, что Григорий жестокий, и он постоянно обижает свою Васену. Но если вчитаться, все переворачивается, все представления. Мы начинаем понимать, что он невероятный романтик. У него есть большая мечта. И если задаться вопросом, за что же его, несмотря на все трудности совместной жизни, так любит Васена, то понимаешь - Григорий редкий человек, который на протяжении всей своей жизни остался верен мечте о своей пасеке, о своем меде, о своем деле. И чем бы он ни занимался в жизни, эту мечту он проносит с собой. Но вот Васена его не слышит, и как бы он ни просил ее понять его боль, почувствовать ее, она все время от него отмахивается. Согласитесь, это так узнаваемо. Мы очень часто не слышим самых близких людей, замкнувшись на себе, слыша только себя. Ведь никто не может сделать другому больнее, чем самый близкий человек.

- Ну, мне казалось, что в этой истории все несколько по-другому. Васена и любила Григория всю жизнь именно потому, что видела в нем, за всей внешней грубостью и жестокостью, романтика. Просто наносное часто становилось важнее истинного, грубость в отношениях с близкими кажется иногда "правильнее" мягкости и теплоты. И когда эта мягкость в какие-то редчайшие моменты в Григории проявлялась, это были мгновения счастья и для Васены.

- В нашем спектакле Григорий будет несколько другим. Он все видит и все понимает. Он не жесток и не груб. Он боится отпустить Васену от себя, он боится потерять ее. Он ревнует ее постоянно. И к Петру, и еще к кому-то. В жизни о таком говорят - "он ее даже к стулу ревнует". И любовь в нем есть. Другое дело, что он невероятно боится этих своих проявлений мягкости, боится быть ранимым. И именно поэтому в жизни Григория и Васены происходит масса непоправимых вещей. Не от жестокости, а от взаимной глухоты. Им пришлось пройти длинный путь, длиною в целую жизнь, чтобы попросить друг у друга прощения.

- Я боюсь, что мы окончательно запутали читателей. Наверное, будет правильно, если Вы хотя бы в трех словах расскажете о сюжете спектакля.

- Сюжет очень простой. Старик очнулся после недельного лежания в беспамятстве и сообщил Старухе, что к нему явилась Смерть, которая отпустила его всего на три часа. И за эти часа нужно содеять святое богоугодное дело, чтобы получить еще 10 лет дополнительной жизни. И вот Старик со Старухой начинают напряженно искать это дело. Они пытаются понять, что же такое вообще - "богоугодное дело". И в процессе поисков к ним приходят воспоминания. Мы их глазами видим картинки из прожитой жизни. Этот диалог времен и есть сюжетная канва спектакля.

- А к какому спектаклю должен быть готов зритель? К веселому, грустному, трагичному? Это спектакль легкий, или, наоборот, трудный для восприятия?

- Ну, я бы не сказала, что это будет совсем уж легкий спектакль, но и трудным его назвать было бы неправильно. По жанру наш спектакль - трагикомедия. В самом тексте пьесы заложена живая бытовая природа смеха. Несмотря на всю серьезность, я бы даже сказала притчевость этой истории. Поэтому, мне думается, спектакль найдет свою дорогу к душам зрителей.

- Вы пригласили для работы над спектаклем очень интересного, как мне кажется, художника - Андрея Золотухина. Это ваша первая совместная работа?

- Нет, мы уже работали вместе и в театре, и в кино. Андрей очень интересный человек Он много работаетв провинции, в самых разных театрах. Это, если не ошибаюсь, его 47-я работа в театре.  При этом он окончил режиссерское отделение Театрального института им. Щукина.

- Он режиссер? Поэтому его декорации такие действенные?

- Разумеется. Мне очень нравится, что его декорации функциональны. Иногда художник придумывает декорации, чтобы они были невероятно красивы, но в них бывает сложно работать. А у Андрея декорация несет в себе действие и образ.

- В спектакле занято четыре актера. Двое - самых опытных (засл. арт. РФ Валентина Губкина и Николай Стяжкин) и двое - молодых (Наталья Дунаева и Иван Никулин). При том для Ивана Никулина это вообще первая серьезная работа на сцене нашего театра. Как Вам репетируется с таким составом?

- Я боюсь сглазить. Мне кажется, мы друг друга понимаем. Хотелось бы донести это понимание до премьеры.

- А что Вы можете сказать о Дзержинске? Вы уже познакомились с городом?

- Очень часто бывают в жизни такие ситуации, когда что-то вызываешь в свою жизнь и оно приходит. Правда, не совсем так, как ты этого хотел. Года два назад я впервые в своей жизни "поставила галочку на карте" около города Дзержинска. Я готовилась к съемкам фильма, и мне нужно было найти город, в котором была бы качественная промышленная зона. Перерыла кучу фотографий городов в Интернете, и самые лучшие объекты нашла в Дзержинске. Мы приехали, посмотрели, мне все чрезвычайно понравилось я уже представляла, как это можно будет снять. К тому же меня удивила и порадовала архитектура самого города. Классические "финские" домики и рядом - мощные современные многоэтажки. Я все это буду снимать, обязательно. К сожалению, проект закрылся, а Дзержинск таким совершенно неожиданным образом вернулся. Вообще я очень хотела поставить эту пьесу и постановка планировалась в Русском драматическом театре в Эстонии, в Таллине. Но не сложилось, и вот я в Дзержинске. 

- И это здорово, что вы поставили тогда "галочку на карте"!

- Да, ничего в жизни не происходит просто так.

- Юлия Артуровна, мне хочется пожелать Вам успешной премьеры и новых интересных проектов. И, конечно же, договориться о новом интервью, но уже после премьеры.

- Спасибо большое. Всегда буду рада общению и новым встречам.

Александр Михайлов,

25.11.2009 г.

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ИНТЕРВЬЮ

Интервью с Марией Шиманской

Интервью с Артемом Барановым

Людмила Купоросова

Интервью с Валентиной Губкиной

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Андреем Крайнюковым

Интервью с Денисом Мартыновым

Интервью с Зоей Морозовой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Екатериной Рязановой

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Вячеславом Рещиковым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Ларисой Шляндиной

Интервью с Егором Шашиным

Интервью с Михаилом Смоляницким

Интервью с Александром Расевым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Виктором Шрайманом

Интервью с Леонидом Чигиным

Интервью с Михаилом Тяжевым

Интервью с Евгенией Труш

Интервью с Ольгой Герр

Интервью с Николаем Стяжкиным

Интервью с Федором Архиповым

Интервью с Юрием Березой

Интервью с Леонидом Хейфецом

Интервью с Сергеем Стеблюком

Интервью с Юлией Ауг

Интервью с Аманом Кулиевым

К ИСТОРИИ ТЕАТРА

"Истинный Храм искусства"

"Храм искусств"

К 100-летию Нины Конаковой

К 100-летию Филиппа Лещенко

К 100-летию Теодора Лондона

Белла Чуркина

Пишет зритель