Администрация города Дзержинска Нижегородской области

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ    Твиттер Livejournal Youtube

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ

"Плутни Скапена"

"Ассакамури"

"Волшебник Изумрудного города"

"Дикарь"

"Дядюшкин сон"

"Дядюшкин сон"

"Искусство жениться"

"Квадратура круга"

"Кот в сапогах"

"Мой друг Винни-Пух"

"Ночь перед Рождеством"

"Ревизор"

"Ревнивец"

"Самоубийца"

"Сарший сын"

"Стеклянный зверинец"

"Странный отель для нежных сердец"

"Тётки"

"Тринадцатая звезда"

"Царевна-лягушка"

"Я тебя никогда не прощу"

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ
ПРОШЛЫХ ЛЕТ

"Алые паруса"

"Баллада о матери"

"Бенефис 2010 г."

"Бенефис 2011 г."

"Блин-2"

"Вечер"

"Господин Пунтила и слуга его Матти"

"Гроза"

"Гроза"

"Двенадцатая ночь"

"Жестокие игры"

"Жизнь артиста"

"За двумя зайцами"

"Затейник"

"Золотой ключик"

"Любишь - не любишь"

"Месье Амедей"

"На всякого мудреца довольно простоты"

"Ромео и Джульетта"

"Русское лото"

"Рядовые"

"Село Степанчиково и его обитатели"

"Семья с мешком чертей"

"Синяя ворона"

"Сирано де Бержерак"

"Таланты и покойники"

"Тринадцатая звезда"

"Фрегат "Паллада"

"Шум за сценой"

Лариса Шляндина: "Актерство - это судьба!"

Юбилей - прекрасный повод для общения. Особенно, когда юбиляр – очаровательная женщина, полная сил, энергии, творческого азарта. Тогда разговор становится не просто вежливой данью традиции, но наполняется актуальностью, дыханием сегодняшнего дня, а не ностальгическими воспоминаниями о прошлом.

Именно такой получилась наша беседа с одной из ведущих актрис Дзержинского театра драмы Ларисой ШЛЯНДИНОЙ. Мы общались за несколько часов до спектакля, когда она, пораньше придя в театр, готовилась к вечернему выходу на сцену. К своему зрителю. Который за почти тридцатилетие ее служения дзержинской сцене узнал и полюбил ее персонажей. Таких разных и в то же время схожих в одном – непередаваемом обаянии…

- Лариса Михайловна! Поздравляю Вас с юбилеем.

- Спасибо большое.

- Я думаю, юбилей - не время подведения итогов, а повод для разговора о будущем – о новых ролях, о каком-то новом этапе в жизни.

- Очень хочется, чтобы это было так. Вообще не хочется говорить об итогах. Хочется идти вперед. И в жизни, и в театре.

- Готовясь к интервью, я перелистал старые театральные программки. У Вас за прошедшие годы сложился не самый слабый репертуар. Роли в спектаклях по пьесам Лорки, Уильямса, Сартра, Шекспира, Брехта, Пушкина, Островского, Арбузова, Сигарева… Можно еще долго перечислять имена и каждое из них будет знаковым.

- Я и не ожидала, что так получится. Вообще актер – профессия зависимая. И нередко нами командует случай. Все зависит от режиссера. От того, увидит он актера в той или иной роли, или не увидит. Когда в наш театр в начале 80-х пришел Анатолий Афанасьевич Савин и взял к постановке пьесу Гарсиа Лорки «Дом Бернарды Альбы», я никак не думала, молодая еще совсем, только недавно пришедшая в театр актриса, что мне дадут роль Магдалены. Роль непростую, совершенно, как я думала тогда, «не мою». И я до сих пор благодарна судьбе за этот случай. Это был грандиозный опыт.

Да, наверное, не все тогда получилось и сейчас, разумеется, я это понимаю. Но вся прелесть молодости в том, что ты не всегда представляешь себе, что за подарок тебе приготовила судьба. На тебя не давит груз ответственности, и ты имеешь все права на ошибки. С годами такого права актер лишается. И зритель, и партнеры по сцене требуют от тебя не ошибок, а мастерства.

- Но, наверное, мастерству не откуда будет накопиться, если судьба не подарит молодому актеру возможность работать над большими, серьезными ролями. Ведь так?

- Конечно. И потом, режиссер всегда видит и понимает актера лучше, чем он сам себя понимает. И если режиссер талантлив и интересен, то и актеры, работая с ним, раскрываются с совершенно неожиданной для себя стороны. Это бесценный опыт постижения профессии.

Я училась в Новосибирском театральном училище. И мне уже тогда повезло. Мои педагоги засл. артист РСФСР Орлов Виктор Сергеевич и народная артистка РСФСР Гаршина Анастасия Васильевна подарили мне прекрасный репертуар. Вот, к примеру, в спектакле по пьесе А.Н.Островского «Не все коту масленица» я играла Агнию. Это было и сложно, и интересно.

Вообще с Островским мне везло с самого начала. Я очень люблю играть в спектаклях по его пьесам. И к тому же я работала с интересными режиссерами. Это и Юрий Михайлович Береза, поставивший в свое время «Без вины виноватых», и Сергей Юрьевич Стеблюк - «На всякого мудреца довольно простоты», и Андрей Сергеевич Подскребкин – «Грозу».

- А Уильмс, Сартр?

- Я очень благодарна Аману Ягмуровичу Кулиеву за то, что довелось работать в спектакле «За закрытыми дверями». Сартр это не просто опыт. Это… я даже не знаю как объяснить двумя-тремя словами свое отношение к этому драматургу и к спектаклю, в котором мне посчастливилось играть. Кулиев преподнес мастер-класс как надо работать над ролью, как вообще надо работать на сцене. Потребовалось заглянуть в себя и пересмотреть свое отношение к себе и к миру, в котором живешь.

Нет, я не говорю, что в этом спектакле до конца все было сделано так, как надо. Но соприкосновение с такой бездной эмоций – это счастье. Ничего подобного у меня больше не было. И это немыслимая удача – работать над такими ролями, играть в таких спектаклях.

- А почему так получается, что нередко подобные спектакли – сложные и безумно интересные для актеров и режиссеров – мягко скажем, не вызывают повышенного интереса зрителей? Ведь ни Лорка в свое время, ни Сартр, ни Уильямс не задержались в репертуаре театра.

- Ответ на этот вопрос и простой, и в то же время сложный. Зритель, соприкоснувшись с такой драматургией, ее боится. Он не хочет копаться в себе, думать о себе. Знаете, вот нет желания «взбалтывать бутылку» и поднимать осадок, скопившийся на дне. Так не хочется «взбалтывать» и себя. Зачем бередить себе душу? Ведь без этого и спокойнее, и проще… И я понимаю зрителя. Он хочет отдохнуть, получить удовольствие…

- Он хочет, чтобы его убаюкали…

- Скорее – он хочет, чтобы его не тревожили. Не копались в его душе. А авторы, подобные Сартру, заставляют пересмотреть всю свою жизнь. Далеко не все этого хотят.

- И вот смотрите, что получается. Хорошим актером не станешь, если не играешь сложных ролей, не соприкасаешься с серьезной драматургией…

- Не станешь.

- И театр никогда не будет настоящим театром, если в его репертуаре не будет серьезной драматургии…

- И это так.

- А зритель говорит: «Вы дайте нам то, что нас развлечет, отвлечет, успокоит. Дайте мелодраму, дайте комедию посмешнее…». Как тут быть? Идти вслед за зрителем?

- Все должно быть в меру. Мы же не можем в реальной жизни питаться одним сладким, правда? Кучу болезней наживем. Нужно и горчицу потреблять. Все должно быть сбалансировано. Все должно быть продумано.

Но, с другой стороны, нельзя зрителя кормить только трагедиями, к примеру.

- Да, трагедий народ не любит. И при этом «Ромео и Джульетта» был у нас одним из самых кассовых спектаклей.

- Ну, там кроме трагедии много чего еще есть. Там есть что смотреть, есть чему сопереживать. Ведь мы, в самом начале этой истории, не знаем, чем все закончится. Мы же не страдаем с первой до последней строчки. Играть надо, как и жить. Мы же в жизни не знаем, что нас ждет завтра. И актер на сцене не знает, вернее, его персонаж не знает, что будет через три секунды.

- Не нужно в первой картине играть финал…

- Разумеется! Что такое «Ромео и Джульетта»? С чего все начинается? Предстоит свадьба, мать с отцом хотят выдать дочь за знатного жениха. Все вполне в порядке вещей. Но жизнь диктует свои законы. И зрителю интересно наблюдать за развитием событий.

- Есть такая общая фраза – «Жизнь непредсказуема». Но если уж зашла об этом речь, давайте оставим Шекспира в покое и поговорим о жизни. Как сложилось, что Вы стали актрисой? Случайно, преднамеренно? Вы в детстве мечтали о сцене?

- Никогда. Сколько себя помню, я постоянно «играла в доктора», делала уколы куклам, лечила, перевязывала и т.д. Я мечтала быть врачом.

А мама у меня была очень хорошим портретистом, она прекрасно рисовала. И я, конечно же, тоже пробовала свои силы – рисовала, лепила, клеила, вышивала… Потом одно время хотела быть спортивной гимнасткой, но меня в спорт не взяли. Не помню уже почему, да это и не важно. Я искала себя активно – посещала самые разные кружки. Их тогда было много, и можно было попробовать себя во всем. Я, наверное, была всюду, кроме, может быть, моделирования и авиаконструирования. И совершенно случайно попала в театральный кружок. Это было в седьмом классе. И вот там началась моя активная театральная жизнь. И гастроли первые тоже тогда были. По Сибири. Первую роль получила в «Зайке-зазнайке», а потом в спектакле «Помни имя свое». В десятом классе стала дипломанткой театрального конкурса в Омске. И именно там одна из актрис, смотревшая спектакль, посоветовала мне пойти в театральное училище. Вот так все сложилось.

- Вы закончили училище в Новосибирске. А как попали в Дзержинск? Сразу после училища?

- Нет. Сначала мне предложили работу в театре миниатюр в Новосибирске. Но без жилья, а я за время учебы устала мотаться по углам, по съемным комнатам и в Новосибирске не осталась. Вдвоем с подругой мы поехали в маленький городок, в крохотный, совершенно непонятно какой театр. Я прожила там и проработала 5 месяцев. И вот случай, вот та непредсказуемость жизни, о которой мы говорили. Я встретила жену главного режиссера Дзержинского театра А.А.Клемантовича Светлану Михайловну Герасимову. Она предложила мне приехать в Дзержинск. Я приехала, Александр Андреевич принял меня в театр. И вот с тех пор я – в Дзержинске.

- Это было в 1982 году.

- Да.

- Почти 30 лет назад.

- Получается, что так.

- Тогда в театр приехала молодая актриса Лариса Ускова. Скажите, а Вы долго еще были Усковой?

- Нет. В 1985-ом вышла замуж. И с тех пор – Шляндина.

- Ага, еще юбилей – у Вас 25 лет совместной жизни.

- Да.

- А еще говорят, что театральная жизнь мало приспособлена для жизни семейной. Слишком много приходится отдавать театру – времени, сил, эмоций, нервов…

- Это так. Я согласна. Мне повезло, что Сергей, мой муж, прекрасно понимает всю сложность и трудность моей профессии. Чаще получается, что больше внимания отдаешь театру. Конечно, семья при этом страдает, никуда не денешься. Но Сергей никогда виду не показывает. Хотя, конечно, со мной непросто. Я не могу сказать, что я человек – спокойный. Отнюдь.

- Но Вы создаете впечатление человека тихого, уравновешенного.

- Это я сейчас может быть такой стала. И то, наверное, лишь внешне. А вообще-то я человек очень эмоциональный. Хотя умею себя сдерживать. И это очень важно – уметь себя контролировать.

- Актер должен уметь себя сдерживать?

- Разумеется! Не нужно показывать всем свою дрянную натуру. Достаточно, что близкие страдают. И особенно важно «не выпускать пар» в театре. У нас и так здесь хватает и проблем, и сложностей, чтобы усугублять их своей «сложностью».

- Хорошо. Давайте оставим эмоции в покое. Вернемся к театру, к актерской работе. Вот скажите, а как быть актеру, если ему приходится играть в спектакле откровенно слабом, когда и «режиссер не гений, и пьеса не Шекспир»?

- Мы все бывали в таких ситуациях. А что делать? Ты – актер. Это твоя профессия. Большинство из нас больше ничего по-настоящему делать и не умеют. Беда, когда не понимаешь для чего ты выходишь на сцену. И это ужасно. Хотя могу сказать – чтобы так явно все совпало – плохая пьеса, слабый режиссер и неинтересные партнеры – у меня такого почти и не было в жизни. Или очень мало. Вот хочу сейчас припомнить такой спектакль, чтобы мне уж очень все не нравилось, и так, с ходу, не могу.

- Может быть, так происходит потому, что в роли, кажущейся заранее второсортной, Вы всегда пытаетесь найти то, что Вам интересно.

- Обязательно. Надо быть адвокатом своей роли. Любой. Ведь хочешь - не хочешь, ты выходишь на публику, на сцену. И ты не имеешь права показаться плохо. Это стыдно, в конце концов! Публика не виновата в твоих проблемах.

Конечно, бывает так, что ты себя плохо чувствуешь. Тебе кто-то испортил настроение, в личной жизни что-то не ладится, да мало ли. Это никого не должно волновать. Есть профессия, есть обязанности. Я себе как говорю: «Ларочка, мобилизуй себя. Ты должна, ты можешь, ты обязана. Зритель не виноват, что у тебя сегодня день плохой». И это помогает. Вообще в нашем деле, если ты вот можешь себя мобилизовать на два-три часа, то можешь себя уважать. А если это не получается, надо думать о другой профессии.

- Ну Вам, я уверен, думать о другой профессии не приходится. Ваши роли, Ваши спектакли, Ваша актерская работа всегда интересна.

- Спасибо.

- Давайте немного поговорим о Ваших ролях. Вот сейчас у Вас есть три роли, которые мне кажутся очень интересными. Это Турусина в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты», Кабанова в «Грозе» и совсем уж неожиданная Проня Прокоповна в комедии «За двумя зайцами». Как удается быть такой разной в этих ролях, находить какие-то совершенно разные краски, интонации, жесты и т.д. Как научится себя делить? Не повторяться? Это секреты профессии? Или личностные особенности?

- В пьесе всегда есть проблема, тема. Давайте с этого начнем. В каждой пьесе она разная. И это нужно услышать, за это зацепиться. А дальше понимать, как в этих обстоятельствах твой характер будет меняться, что с ним будет происходить? Как твой персонаж живет, дышит, ходит и т.д.

Вот, к примеру, Турусина…

Я почему так люблю пьесы А.Н.Островского. Он подсказывает. У него все написано. Для каждого персонажа и для каждого актера. Там так много нюансов, так много расшифровок. Ты только попробуй это услышать, и все будет понятно.

Кто такая Турусина? Значение слова туруса – «чепуха, выдумки, небылицы». И при этом – «трехугольный или четырехугольный стеновой или башенный сруб в крепостных, монастырских и церковных оградах». Так это целый образ! В одном имени! Богатая дура, заложница собственных выдумок и небылиц!

- Мне бы даже в голову не пришло назвать Вашу Турусину «дурой». Она у Вас необыкновенно обаятельная женщина.

- Ну, обаятельная, да. Но и жадная, простите меня. Вся ее помощь скитальцам в чем заключается? Сварить огромную бадью чечевичного супа и кормить всех. При том только в приданое Маше она дает 200 тысяч! Громадные по тем временам деньги! Если бы она была искренна в своем сочувствии «болезным», построила бы больницу, в конце концов! Или ночлежку, да мало ли. Так кто она? Жадина, болтушка… Другое дело, что ей так жить удобно. Она с удовольствием в этот придуманный ею образ играет. И эта игра увлекательная! Это целый спектакль.

- Там так выстроены отношения со всеми, кто ей нужен, что куда там любому интригану!

- Конечно. И это зерно образа. Если его точно схватить и эту линию вести, все сложится, все получится.

Или, к примеру, Кабанова в «Грозе». Я долго думала над зерном образа этой женщины. И опять же - надо смотреть подсказки у Островского. Одно из слов, которое Кабанова употребляет чаще других – «порядок». Стремление «соблюсти порядок» для нее главное. А порядка-то и нет. Порядка нет в стране, нет порядка в душе, нет порядка в доме. Все разбалансировано. А почему? Перегнула палку. Врать надо меньше, и самой себе в том числе. Она гладит несчастную приживалку и тут же грубо разговаривает с дочерью. Ну, как-то надо бы определиться – какая ты – добрая и заботливая, или резкая и грубая. Ан нет, так удобнее. Но со временем сама перестаешь понимать где правда, а где ложь, вранье перехлестывает все границы, начинаешь врать другим. И эта ложь становится смыслом жизни. Вот что страшно! Наведи порядок в своих мозгах, и тогда порядок будет везде.

Островский современный автор. Современнее некуда. Я читаю, и у меня иногда дрожь по телу, как все это про сегодня! Но, с другой стороны, что меняется со временем? Внешняя аура. Пороки же человеческие не меняются. Как был человек алчен и жалок, труслив и завистлив, так и остался. Как был развал в мозгах, так он и есть. Что мы сейчас видим вокруг? Порядка нигде нет Навести порядок в мозгах, тогда не будет ни Кабановых, ни Турусиных… И вот этому должен способствовать театр. А иначе для чего мы все нужны? Мне кажется, «Гроза» об этом.

А что касается Прони… Она - продукт времени. Как говорил Ю.М.Береза, поставивший «За двумя зайцами»,: «Кругом один пиар! Как ему не поддаться, как не поверить в то, что рекламируется настоящее?» Вот Проня и поддалась. Девочка не очень воспитанная, из простой, не Бог весть как образованной семьи. Нахваталась всего, чего только могла. Ведь хочется же красивого! И к тому же – влюбилась! Ну, что тут поделаешь? Все мы можем влюбиться, и ошибиться, и переживать.

- Все-таки это история о любви?

- Ну как же не о любви? Влюбиться можно когда угодно. Независимо от того, сколько тебе лет и как ты образована. Ну, произошло это в ее жизни. Вот такая она – шальная, бесшабашная, глуповатая. Что, она не заслуживает своего кусочка счастья? Вот об этом роль – о желании счастья, во что бы то ни стало.

- Мы говорим о ролях больших, главных. А если приходится играть эпизод? Как там найти свое зерно? Вот, к примеру, пасторша в Брехтовской истории о Пунтиле и Матти. Мне нравится, как вы сделали эту роль. Нашли какие-то краски для нее интересные. А там и роль крохотная, и текста немного, и Брехт драматург социальный, а не психологический (так говорят иногда, что, конечно же, спорно).

- Маленькая-маленькая, а не такая уж и простая. Ведь Брехт – не просто рассказчик историй. Он – автор сложный и не всем понятный. Революционер, любой зонг которого – лозунг, призыв к действию. Кого он высмеивал? С кем призывал бороться? Министры, церковь, «хозяева жизни», буржуазия, одним словом. А кто был для него самым главным? Простой человек. Если это все понять, рассказанная история покажется совсем другой.

Вообще актерам не во вред бы почитывать книжки. И знать чуть больше, чем текст пьесы с предложенной ролью.

Но вернемся к Брехту. Пасторша и пастор здесь – шестерки. Что говорит пастор: «Никто не ходит в церковь. Только жрут и жрут». А зачем к нему ходить? Кто он такой?

Одна из центральных сцен спектакля – застолье с «помолвкой» Евы. Что это? Символ государства. Где одни жрут селедку, как деликатес, а для других это повседневная еда. Когда пастор, отвечая на вопрос Матти, говорит, что простые люди живут плохо, все должны оценивать этот ответ по-разному. Простые люди смотрят на него с недоумением. Откуда ему знать, как они живут? Он что, в гости к ним ходит, интересуется их жизнью? Нет, конечно же. Он лжив и фальшив насквозь. И пасторша такая же. Она выезжает раз в год «в люди» и стремится «показать себя». И эта «показушность», как мне кажется, зерно роли.

- Лариса Михайловна, я понимаю, что о Ваших ролях говорить с Вами можно бесконечно, и мы не обо всех вспомнили, но мне хочется сейчас спросить о другом. О молодых актерах. Какие они сейчас, на Ваш взгляд? Нередко молодой актер считает, что если он на сцене и у него центральная роль – все, он талант, он состоялся, он все умеет. Как по-вашему, подобная уверенность в себе важна?

- Не все так просто. Молодой актер должен понимать, что он – АКТЕР. Это очень ответственная профессия. Он должен понимать, что на сцену выходить внутренне неподготовленным нельзя категорически.

Я не представляю как, к примеру, хирург может подойти к больному, не помыв руки, не получив образования, не зная хорошо анатомию и т.д. Не представляю. И в театре так же! Надо знать, что ты выходишь на сцену, а в зале сидят люди очень умные и талантливые. И они во многого раз больше тебя знают. В любой области. И ты не должен ударить лицом в грязь. Ты должен быть подготовленным. А для этого нужно научиться мобилизовывать себя перед работой. Надо обязательно быть «в материале», надо много читать, и не только детективы. Вот, к примеру, актер получил роль в пьесе. Так надо не только всю пьесу прочесть (а не просто роль выучить), неплохо бы прочесть еще 5-6 пьес этого автора, поинтересоваться - где он жил, в какое время, о чем думал. Накопить в себе тот мир, с которым ты выходишь на сцену. Нельзя работать «пустым», нельзя работать без сердца, без энергетики.

Достался отрицательный образ? Добавь иронии. К себе, к персонажу, к окружающим, к тому, что ты делаешь. И тогда все получится «вкусно».

- А вообще сегодняшняя театральная молодежь Вам интересная? Я не говорю конкретно о молодых актерах Дзержинского театра. Вообще современные молодые актеры интересны? Иногда говорят, что они поверхностные, мы были глубже, интереснее…

- Молодежь всегда прекрасна. А поверхностность? Так и мы были поверхностными. И до нас были такими же. С другой стороны, они живут в совершенно ином мире! Как они разбираются в компьютерах, в технике! Я этого не понимаю, со всем моим опытом, а они – элементарно!

Может быть, они не всегда заинтересованы в своем деле, в своих ролях. Но ведь заинтересованность отчего появляется? От того, с кем приходится работать. Кто партнер, кто режиссер. Если актер не понимает, что он делает, то он и делать все будет без интереса. Но при этом я не допускаю, чтобы актера унижали, оскорбляли, сопоставляли с кем-то и как-то. Молодые актеры прекрасны и талантливы. Только надо этот талант увидеть, развить и отшлифовать. Ведь впереди у них – жизнь. И все будет ой как непросто!

Понимаете, никакие знания не бывают напрасны. Вот репетируется в театре, к примеру, Шекспир. Так прочтите не только «Двенадцатую ночь», но и «Гамлета», и «Макбета», и «Короля Лира». Сами удивитесь, как много откроется нового и неожиданного в самой, казалось бы, незначительной на первый взгляд роли. И как эти знания пригодятся потом. В других ролях, в других спектаклях.

Актеру не откуда брать, кроме как из собственных кладовых. Так их нужно все время наполнять. И молодость для этого – самое лучшее время!

- Лариса Михайловна, большое спасибо вам за беседу. Новых ролей, новых интересных работ, новых спектаклей, новых успехов!

- Большое спасибо!

Записал Александр Михайлов.

На фото: Лариса Шляндина в спектакле "За двумя зайцами".

Лара, Ларочка, Лариса Шляндина

Если ее имя появляется в афише очередного спектакля Дзержинского театра драмы, то многие уже знают - постановка обречена на успех. Потому что нет такой роли, которую бы эта актриса не довела до совершенства, в которую она не вложила бы всю душу, до последней капельки.
Замечательная актриса нашего театра драмы Лариса Шляндина не любит шумихи вокруг своего имени и с несвойственной людям такой профессии скромностью избегает больших торжественных собраний. Вот и свой юбилей на прошлой неделе она отмечала тихо, принимая только многочисленные поздравления родных, друзей и коллег.
Для нас же, зрителей и поклонников, Лариса Михайловна что-то вроде символа нашего театра. Без ее участия невозможно представить ни одну постановку. И что интересно, у каждого сложился свой образ, свое восприятие актрисы. Кто-то, как я, влюбился в Ларису Шляндину после спектакля «Пришел мужчина к женщине», где она играла в дуэте с Александром Серебрянским. Кто-то не может забыть очаровательную героиню постановки «Сиреневое платье Валентины» и Надежду из «Детектора лжи». Кто-то до сих пор под впечатлением от спектакля «Пир во время чумы».
Последние роли вообще стали чередой ярких, незабываемых образов, каждый из которых вновь и вновь открывает одну из граней таланта Ларисы Шляндиной. Кабаниха из «Грозы», Проня Прокоповна в постановке «За двумя зайцами», Турусова в «На всякого мудреца довольно простоты». Да что перечислять - эти спектакли надо видеть. А к концу театрального года Лариса Михайловна готовит своим поклонникам сюрприз - 64-й творческий сезон театра закроется бенефисом актрисы.
Через своих героев Лариса Михайловна каждый раз открывает свою душу зрителям. Но, наверное, нет никого, кто бы знал ее лучше, чем коллеги. Им и слово.

Игорь Тарасов, актер:
«Лариса очень интересный, восприимчивый, эмоциональный человек, актриса замечательная - это все знают. Мы вместе работаем уже двадцать лет, а когда люди все время рядом, они как бы уже не замечают друг друга, воспринимают себя и партнеров как часть одного целого. Но однажды я пришел как зритель на спектакль «Сиреневое платье Валентины» и был просто сражен ее игрой. Настолько она обаятельная, тонко чувствующая актриса.
Лариса очень милый человек и с ней связано много забавных воспоминаний. Однажды мы готовили на выпуск спектакль «Недосягаемые» по Сомерсету Моэму. У Ларисы Михайловны была реплика: «Если бы он сделал мне предложение, я бы ему отказала». Идет репетиция, Лариса начинает: «Если бы он сделал мне предложение...» и забывает текст. Я тихонько шепчу: «Я бы ему отдалась». Она громко: «...я бы ему отдалась!.. Как отдалась? Кому отдалась?».
Вспоминается еще один случай. Много лет назад мы вместе ездили в Москву на фестиваль «Славянский венец». Лариса Михайловна получила там диплом за лучшую женскую роль в спектакле «Детектор лжи». Помимо диплома в качестве приза Ларисе Михайловне вручили огромный, очень красивый ковер. Когда его вынесли на сцену, у Ларисы Михайловны вырвалось: «Господи, как я это все потащу!» Тогда я пообещал ей, что помогу довезти ковер до дома, но при условии, что когда я буду приходить к ней в гости, садиться буду только на этот ковер. Это будет мое место в ее доме».

Валентина Губкина, актриса:
Мы с Ларисой много лет дружим. Она человек, которого даже не надо просить о помощи, она как-то сама чувствует, когда человек в чем-то нуждается. И при всей своей занятости (а ведь она одна из ведущих актриса нашего театра) всегда находит возможность и время поддержать.
Говорить о том, какая она прекрасная актриса, думаю, даже лишнее. Однажды она с Валентином Морозовым ездила в Петрозаводск на фестиваль камерных спектаклей с постановкой «Пир во время чумы». У меня в Петрозаводске много знакомых, так вот на следующий день после показа они звонили мне и восхищенно говорили: «Какая у вас актриса!». Так что Лариса, безусловно, гордость нашего города.

Андрей Подскребкин, главный режиссер:
Есть люди, которым при встрече всегда хочется улыбнуться. Лариса Михайловна именно такая. Я ее безумно уважаю и люблю, как человека и как профессионала.
Ее диапазон как актрисы просто огромен. Я видел ее и в роли бабы Яги, и в серьезных трагических ролях, даже в роли мужчины. Причем меняется она даже не с помощью грима или костюма, а внутренне. На сцене она становится другим человеком.
Работать с Ларисой Михайловной безумно интересно и в какой-то степени сложно, потому что она задает вопросы, на которые трудно ответить, над которыми раньше как-то не задумывался.
Когда она на площадке, невозможно оставаться равнодушным. Например, в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты» есть сцена, где Лариса Михайловна работает с Юрием Викторовичем Кислинским. Так вот каждый раз именно в этот момент за кулисами собирается вся труппа, чтобы посмотреть, как они сделают ее в этот раз. И каждый раз это просто здорово.

Татьяна Орлова, актриса:
У меня остались очень яркие воспоминания от нашей с Ларисой Михайловной совместной работы в спектакле «За закрытыми дверями» по пьесе Жан-Поль Сартра. Это была очень тяжелая, я бы сказала жесткая постановка.
У нас было много сцен, где героини, пылая ненавистью, морально давят друг друга, дело даже доходит до драки. И мы не жалели себя, доводили буквально до изнеможения, выкладывались до конца. Больше скажу, в тот период мы обе ходили в синяках, потому что кроме эмоционального напряжения эта работа нам стоила и больших физических усилий. И ни разу я не слышала от своей партнерши ни одного стона, ни одного слова об усталости или боли.
За годы, которые мы работаем вместе на сцене, я и Лариса, конечно, научились понимать друг друга с полуслова, даже с полувзгляда. И во время спектакля, если вдруг что-то пошло не так, я знаю, что могу положиться на нее.

Вячеслав Рещиков, актер:
Я всегда поражаюсь тому, как Лариса Михайловна дотошно, скрупулезно работает над ролью. Она поднимает книги, историю. Если автор, допустим, Достоевский, то она обязательно выяснит, где он родился, как работал, в каком душевном состоянии находился, когда писал свое произведение. Без этого она просто не подойдет к роли.
Лариса Михайловна требовательна к партнерам, она не терпит халтуры и, в общем-то, может в глаза сказать все, что думает. Но при этом, как быстро она закипает, так же быстро и остывает. Потом снова всплеск эмоций. Она не может быть равнодушной - и это замечательное качество.
Можно сказать, что она в хорошем смысле тщеславна. Бывают моменты, когда все понимают, что спектакль не идет, не получается, но как-то по инерции тянут его. Лариса Михайловна в таких случаях становится единственным человеком, который может честно заявить, что либо постановка будет доведена до ума, либо она участвовать в ней не будет.

Юрий Кислинский, директор театра:
Лариса Михайловна удивляет постоянно, она умеет быть разной. Мне повезло, потому что у меня с ней есть совместная актерская работа - в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты». На сцене рядом с ней очень комфортно, чувствуется профессионал рядом.
Лариса Михайловна, мы все вас любим, это правда, вы замечательный человечек! Коллеги и зрители очень ждут от вас еще много отличных работ, потому что у вас огромный потенциал.

Записала Марина Ипатова

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ИНТЕРВЬЮ

Интервью с Марией Шиманской

Интервью с Артемом Барановым

Людмила Купоросова

Интервью с Валентиной Губкиной

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Андреем Крайнюковым

Интервью с Денисом Мартыновым

Интервью с Зоей Морозовой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Екатериной Рязановой

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Вячеславом Рещиковым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Ларисой Шляндиной

Интервью с Егором Шашиным

Интервью с Михаилом Смоляницким

Интервью с Александром Расевым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Виктором Шрайманом

Интервью с Леонидом Чигиным

Интервью с Михаилом Тяжевым

Интервью с Евгенией Труш

Интервью с Ольгой Герр

Интервью с Николаем Стяжкиным

Интервью с Федором Архиповым

Интервью с Юрием Березой

Интервью с Леонидом Хейфецом

Интервью с Сергеем Стеблюком

Интервью с Юлией Ауг

Интервью с Аманом Кулиевым

К ИСТОРИИ ТЕАТРА

"Истинный Храм искусства"

"Храм искусств"

К 100-летию Нины Конаковой

К 100-летию Филиппа Лещенко

К 100-летию Теодора Лондона

Белла Чуркина

Пишет зритель