Администрация города Дзержинска Нижегородской области

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ    Твиттер Livejournal Youtube

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ

"Плутни Скапена"

"Ассакамури"

"Волшебник Изумрудного города"

"Дикарь"

"Дядюшкин сон"

"Дядюшкин сон"

"Искусство жениться"

"Квадратура круга"

"Кот в сапогах"

"Мой друг Винни-Пух"

"Ночь перед Рождеством"

"Ревизор"

"Ревнивец"

"Самоубийца"

"Сарший сын"

"Стеклянный зверинец"

"Странный отель для нежных сердец"

"Тётки"

"Тринадцатая звезда"

"Царевна-лягушка"

"Я тебя никогда не прощу"

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ
ПРОШЛЫХ ЛЕТ

"Алые паруса"

"Баллада о матери"

"Бенефис 2010 г."

"Бенефис 2011 г."

"Блин-2"

"Вечер"

"Господин Пунтила и слуга его Матти"

"Гроза"

"Гроза"

"Двенадцатая ночь"

"Жестокие игры"

"Жизнь артиста"

"За двумя зайцами"

"Затейник"

"Золотой ключик"

"Любишь - не любишь"

"Месье Амедей"

"На всякого мудреца довольно простоты"

"Ромео и Джульетта"

"Русское лото"

"Рядовые"

"Село Степанчиково и его обитатели"

"Семья с мешком чертей"

"Синяя ворона"

"Сирано де Бержерак"

"Таланты и покойники"

"Тринадцатая звезда"

"Фрегат "Паллада"

"Шум за сценой"

Мудрец закрыл театральный сезон

Итак, про что же пьеса? Молодой дворянин из обедневшего семейства ищет путь к богатству и преуспеванию. Будучи неглупым, он понимает – успеха добивается тот, кто находит влиятельных людей и становится им нужен. Чтобы доказать свою «нужность» - все средства хороши… Впрочем, нет-с, как говорили в старину, не все. А только те, что самими этими влиятельными людьми признаются допустимыми. Ну, там роман с женой богатого дяденьки (с его, впрочем, разрешения и одобрения), лесть наглая и откровенная, легкая авантюра, даже, скажем так, интрига для получения солидного приданого. Но возникает вопрос, на который нужно найти ответ: что это все – милые пустячки, на которые и обижаться-то не стоит, или серьезные преступления против нравственности? Вот об этом, собственно, и разговор  – о границах допустимых обществом нравственных компромиссов на пути к успеху.

Помните, как отстаивал честь свою и имя незапятнанное Гамлет, как панически бежал сомнительных знакомств и ложных слов Чацкий? Какие были времена, какие герои! Но сменилась эпоха ... Сколько можно назвать известных лиц, пробившихся к популярности за счет скандала, громкого брака, или просто благодаря тому, что оказались в нужное время в нужном месте. А где те, кто реально боролся за честное имя, за порядочность, за честь в конце концов? Как-то так, подзабыты… Время такое…

Известный московский режиссер Сергей Стеблюк имеет опыт общения с пьесами Островского. В свое время им была поставлена (и весьма небезуспешно) «Гроза» (Пензенский драматический театр). Но это мало что значит – каждый раз все начинаешь заново: новый театр, новые актеры, новый зритель… Повторений быть не может. Да и зритель ждет спектакля особого, столичного.

Когда в канун Дзержинской премьеры я попросил Сергея Стеблюка рассказать каким, по его мнению, получился спектакль, он ответил так:

- В этом спектакле, как мне кажется, есть равновесие между смешным и грустным. И я считаю это самым большим достижением. Обычно удержаться на этом балансировании очень сложно. Актерам это удается. Безусловно, нужно говорить о женском составе спектакля. О всех женщинах, без исключения. И Лариса Шляндина, и Татьяна Орлова, и Валентина Губкина – супер актрисы. Я вам скажу – таких актрис, такого уровня актрис, нет во многих крепких, академических провинциальных театрах. Я ими очень доволен. Очень.. Зоя Морозова в крошечной роли создала целую судьбу, Бэла Юрьевна Чуркина подарила интереснейшую Манефу. Встреча с актрисами такого уровня дает колоссальную радость мне и как режиссеру, и как человеку. Из мужчин, конечно, нужно говорить о Михаиле Тяжеве в роли Глумова. В театр пришел очень интересный и несомненно талантливый артист. Это здорово. Интересно работают Валентин Морозов, Юрий Кислинский…

Да, о Юрии Кислинском в роли Крутицкого можно говорить как о несомненной актерской удаче. Зритель встречает и провожает аплодисментами чуть ли не каждый выход этого трогательного и в то же время властного и значительного отставного генерала. Согласимся с режиссером и в оценке женских работ. Хищная и властная  Мамаева Татьяны Орловой, обаятельная и чувственная Турусина Ларисы Шляндиной, трогательная приживалка Зои Морозовой, трагикомичная Глумова засл. арт. РФ Валентины Губкиной  создают актерский ансамбль, достойный изящно выстроенного спектакля. О работе Валентины Губкиной хотел бы сказать особо. Ее Глумова отнюдь не коварная интриганка, какой ее нередко изображают, а глубоко несчастная женщина, для которой сын – весь свет в окошке и за него она пойдет куда угодно и говорить будет что угодно, и сама себя выставит в смешном свете, лишь бы ему было хорошо.

Узнаваем и реален Городулин в исполнении Вячеслава Рещикова. Его показная, фальшивая жизнерадостность так современна, что кажется, Городулин появляется на сцене не из-за кулис и актерских гримерок, а прямо с заседания какой-нибудь Думы. Очень реалистичен Валентин Морозов в роли Мамаева. Постоянно занятый собой, он радостно попадает в сети, расставленные молодым авантюристом.

Центральный персонаж и пьесы, и спектакля, несомненно, Егор Дмитриевич Глумов. Михаил Тяжев в этой роли, может быть, недостаточно импульсивен и азартен внешне, но внутренне напряжен, сжат как пружина, которой непозволительно распрямляться. Глумов умен и от этого игра, затеваемая им, становится умной. Вот только он так увлекается этой игрой, так удивляется сам своим победам, что у него не остается времени, чтобы оценивать их с позиций нравственности. Только в самом финале Тяжев позволит Глумову на мгновение стать самим собой. Нет, он, конечно же, не проиграл. Ибо оказывается умнее и дальновиднее всех прочих. Но столько будет в его взгляде  неуверенности и сомнения, что поневоле проникнешься сочувствием к этому молодому подлецу. Тяжев не осуждает своего персонажа, наоборот, он делает все, чтобы вызвать к нему симпатию.

Да и в самом деле, подлец ли Глумов? Что, в самом деле, сделал он плохого? Обманул тех, кто сам рад обманываться. Но грех ли это? Во всяком случае, никто из его окружения большим грехом подобные «шалости» и не считает. Да и зритель, смеясь и аплодируя, встает, скорее на его сторону. И попадается на удочку. Ибо если мы не считаем все Глумовские «грешки» подлостью, то это с нами самими что-то неладно… А значит и спектакль уже не о «московском быте середины XIX века», а о дне сегодняшнем. Тем более, что и сам режиссер считает так же:

- Мне кажется, что «Мудрец» снова стал злободневным. Нет, не сатирическая составляющая этой талантливейшей пьесы, хотя и она важна, без сомнения, а морально-этические вопросы. Во времена, когда старые нравственные ценности проходят ревизию, а новых еще нет, вопрос о том, как выйти в люди, сделать карьеру, становится особенно важным. Зачастую у нас этот путь не отягощен моралью. – так отвечал Сергей Стеблюк на вопрос, касающийся выбора пьесы для постановки, в газетном интервью. Это и стало главной темой спектакля.

Несколько слов об оформлении… Честно говоря, когда я смотрел на сцену в процессе репетиций, впечатление было сложным и неоднозначным. Казалось, что петербургскому театральному художнику Ольге Герр не удалось добиться того эффекта, на который было рассчитано. Тусклые краски баннера, заполняющего сцену газетным оттиском Саврасовских «Грачей», зеленые стулья и листы бумаги на полу создавали скорее ощущение неряшливости, чем яркую театральную картинку. Да, конечно, мы можем говорить о мусоре жизни, в котором приходится обитать героям пьесы (да и нам всем), о том, что даже если мусор выдается за стихи великих поэтов, или за предсказания и знаменья, он не перестает оставаться мусором. Но все-таки, все-таки, все-таки… Как-то не очень гармонировали с оформлением ни изящный сюжет комедии, ни яркие костюмы… Но чем ближе наступал финал спектакля, чем больше открывалась перспектива, чем явственнее смешивались персонажи пьесы с бумажным мусором под ногами, тем отчетливее приходило понимание неслучайности оформления. Вот они, живые люди с живыми (или выдуманными) страстями. Живут, страдают, подличают, обманывают друг друга. 

Но как иллюзорны их страсти! Как скоро унесет их всех ветер времени, как грачей с Саврасовских берез, или как пожелтевшие листы бумаги с московских улиц. И становится не смешно, а по-чеховски грустно. Кто придет на смену таким милым негодяям? Негодяи крупные, циничные и ни с чем уже, ни с какими нравственными постулатами не считающиеся. И знаем мы к чему это приводит, какие последствия за собой влечет…

Еще об одном нельзя не сказать. В спектакле изумительный свет. Именно он превращает все элементы декораций в такую картинку, что простое любование ею доставляет эстетическое удовольствие и все предыдущие сомнения становятся смешными и безосновательными.

Вообще внешняя красота и оформления, и мизансцен здесь чрезвычайно важны. В своем интервью Ольга Герр рассказывала о том, что у Стеблюка взгляд художника. Наверное, это так. Каждый персонаж в любой момент занимает именно то место, которое нужно, чтобы сцена превратилась в художественное полотно, в картину. И удивительно, как одной перестановкой стульев меняется интерьер и будуар Мамаевой превращается в салон Турусиной, а комната Глумовых в улицу с бумажным дождем.  Еще сцена – Мамаева поет романс и в последней строке  вдруг, увлекшись, вступает одна из приживалок Турусиной, на нее шикают, она замолкает, все внимание вновь отдано Клеопатре Львовне, но мы видим в глубине сцены сжавшуюся фигурку несчастной приживалки в зеленом, болотного цвета платье на фоне роскошного света праздничного вечера.

Или монолог Глумова в конце пьесы, когда он, разоблаченный и изгнанный, раздает «всем сестрам по серьгам». Понимая импульсивность и горячность сына, Глафира Климовна Глумова, его мать, пробирается тайком на самый краешек сцены, почти вплотную к зрителям, наблюдает за происходящим и пытается снять излишний обвинительный пафос, вставляя свои крохотные реплики – «Ангел, ангел», «По уму в Москве ему равных нет…» и т.д., и лицо ее, обращенное к зрителю, вызывает сочувствие, и обличительный монолог превращается в крик потерянного человека. Ведь, в самом деле, это не Мамаевых-Крутицких-Городулиных обманывал Егор Дмитриевич Глумов. Это себя он ломал, подстраиваясь под них. И не с чистой, незапятнанной душой ушел он, подобно Чацкому, а только не надолго отлучится, чтобы вскорости вернуться и стать точно таким же, как те, кого так страстно сейчас обвиняет.

Таких сцен-картинок много, они держат зрительское внимание нисколько не меньше, чем сюжет пьесы.

Из ролей второго плана, нельзя не отметить смешного и жалкого Григория, слугу в доме Турусиной, мастерски сыгранного Андреем Крайнюковым. Его образ, с большим юмором выписанный драматургом, был по достоинству оценен зрителем и получил свою долю смеха и аплодисментов.

Премьера была приурочена к закрытию театрального сезона. Впрочем, это не означает, что театр прекращает на лето творческую деятельность. Отнюдь. В эти дни завершается работа над еще одним спектаклем – на этот раз это будет сказка московского режиссера и драматурга Евгении Труш «Круговерть вокруг избушки на лесной опушке» в авторской постановке, премьера ожидается в конце недели. Уже на следующей неделе труппа театра приступает к работе над спектаклем, премьерой которого откроется 62-й театральный сезон в октябре. Планируется, что это будет детский спектакль «Золотой ключик или Приключения Буратино» по сказке Алексея Толстого. Взрослому зрителю театр хочет преподнести щедрый подарок – спектакль по пьесе Бертольда Брехта «Господин Пунтила и его слуга Матти». Обо всем этом мы, конечно же, расскажем подробно.

Что ж, 61-й театральный сезон закрыт. Был он непростым, напряженным, сопровождался конфликтами и сменой руководства, но при этом подарил зрителю целых 6 премьер: «Тогда в Севилье…» - музыкальную комедию композитора Марка Самойлова, новогоднюю сказку «Волшебство в ледяном царстве», сентиментальное трагикомическое путешествие по пьесе Алексея Арбузова «Жестокие игры», драму Алексея Дударева «Вечер», молодежный спектакль «Блин-2» по пьесе Алексея Слаповского, комедию А.Н.Островского «На всякого мудреца довольно простоты» и, как уже говорилось, готовится 7-я премьера – сказка Евгении Труш «Круговерть вокруг избушки на лесной опушке». Это свидетельствует о высоком творческом потенциале театра. Так пожелаем ему успеха!

 Александр Михайлов
"Дзержинец", 03.06.2008 г.

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ИНТЕРВЬЮ

Интервью с Марией Шиманской

Интервью с Артемом Барановым

Людмила Купоросова

Интервью с Валентиной Губкиной

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Андреем Крайнюковым

Интервью с Денисом Мартыновым

Интервью с Зоей Морозовой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Екатериной Рязановой

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Вячеславом Рещиковым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Ларисой Шляндиной

Интервью с Егором Шашиным

Интервью с Михаилом Смоляницким

Интервью с Александром Расевым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Виктором Шрайманом

Интервью с Леонидом Чигиным

Интервью с Михаилом Тяжевым

Интервью с Евгенией Труш

Интервью с Ольгой Герр

Интервью с Николаем Стяжкиным

Интервью с Федором Архиповым

Интервью с Юрием Березой

Интервью с Леонидом Хейфецом

Интервью с Сергеем Стеблюком

Интервью с Юлией Ауг

Интервью с Аманом Кулиевым

К ИСТОРИИ ТЕАТРА

"Истинный Храм искусства"

"Храм искусств"

К 100-летию Нины Конаковой

К 100-летию Филиппа Лещенко

К 100-летию Теодора Лондона

Белла Чуркина

Пишет зритель