Администрация города Дзержинска Нижегородской области

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ    Твиттер Livejournal Youtube

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ

"А зори здесь тихие..."

"Алиса в стране чудес"

"Ассакамури"

"Дураки вы, мужики!"

"Дядюшкин сон"

"Дядюшкин сон"

"Земля Эльзы"

"Изобретательная влюбленная"

"Как Ёжик и Медвежонок меняли небо"

"Капитанская дочка"

"Кот в сапогах"

"Кот Федот и Новый год"

"Ловелас"

"Много шума из ничего"

"Недоросль"

"Ночь перед Рождеством"

"Ревизор"

"С любовью не шутят"

"Самоубийца"

"Сиротливый Запад"

"Спойлеры"

"Стеклянный зверинец"

"Страсти по Торчалову"

"Теремок"

"Тётки"

"Утиная охота"

"Финист Ясный Сокол"

"Ханума"

"Царевна-лягушка"

"Чёрный управляет всем"

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ
ПРОШЛЫХ ЛЕТ

"Non dolet"

"Алые паруса"

"Баллада о матери"

"Бенефис 2010 г."

"Бенефис 2011 г."

"Блин-2"

"Вечер"

"Господин Пунтила и слуга его Матти"

"Волшебник Изумрудного города"

"Гроза"

"Гроза"

"Двенадцатая ночь"

"Дикарь"

"Жестокие игры"

"Жизнь артиста"

"За двумя зайцами"

"Затейник"

"Золотой ключик"

"Искусство жениться"

"Квадратура круга"

"Любишь - не любишь"

"Месье Амедей"

"Мой друг Винни-Пух"

"На всякого мудреца довольно простоты"

"На дне"

"Плутни Скапена"

"Ревнивец"

"Ромео и Джульетта"

"Русское лото"

"Рядовые"

"Село Степанчиково и его обитатели"

"Семья с мешком чертей"

"Синяя ворона"

"Сирано де Бержерак"

"Сирена и Виктория"

"Сарший сын"

"Странный отель для нежных сердец"

"Таланты и покойники"

"Тринадцатая звезда"

"Фрегат "Паллада"

"Шум за сценой"

"Я тебя никогда не прощу"

Театр – это всегда должен быть

В Дзержинской драме репетируют «Мудреца»

 Режиссер Сергей Стеблюк приступил к репетициям спектакля по пьесе А.Н.Островского "На всякого мудреца довольно простоты". Предполагается, что премьерой этого спектакля 29 мая Дзержинский театр драмы закроет сезон. Наш зритель знаком с режиссерскими работами С.Ю.Стеблюка. Две его постановки шли на сцене театра - это были спектакли "Сиреневое платье Валентины" по пьесе Франсуазы Саган в 2000 году и "Долгое прощание" по одноактным пьесам Теннесси Уильямса в 2001 году. С разговора о том, как сложилась жизнь режиссера в последние годы, мы и начали беседу.

 - Сергей Юрьевич, последняя Ваша премьера на Дзержинской сцене была почти 7 лет назад. Что произошло в Вашей жизни интересного за эти годы?

- Ну, событий было много. Я считаю, что все они развивались по законам хорошей творческой логики. В 2002 году я стал главным режиссером Омского академического драматического театра, потом была номинация на «Золотую маску», были постановки в Челябинске, Норильске, Томске, в Екатеринбурге, в Белгороде… Разъезды, встречи, новые театры, новые знакомства. Все очень интересно.

- Номинация на «Золотую маску» была со спектаклем как раз Омского театра?

- Да. Это был спектакль «Брат Чичиков» по пьесе Н.Садур. Как следует из названия, это инсценировка поэмы Н.В.Гоголя «Мертвые души». Вообще это была очень интересная работа – Омскому театру в свое время крупно повезло – у него было замечательное театральное руководство. За несколько десятилетий создан, по моему глубокому убеждению, первый театр в провинции. Это такой провинциальный МХАТ. Все организовано четко, разумно. Еще в 80-е годы театром приглашались на постановки известные европейские и российские режиссеры и это, конечно, позволило вырастить хорошую и талантливую труппу. Я предложил пьесу Н.Садур и мы начали работать. Потом спектакль повезли в Санкт-Петрубург. В тот год фестиваль «Золотая маска» был посвящен 300-летию Санк-Петербурга и проходил там.

О своих спектаклях говорить трудно. Я считаю спектакль «Брат Чичиков» удачным и по постановочной части, и по работе в нем талантливых людей -  художники Игорь Капитанов придумал декорации и Фагиля Сельская сочинила костюмы, известный питерский балетмейстер Николай Реутов поставил танцы, композитор Марина Шмотова из Москвы написала оригинальную музыку. Вся команда в радости и в хорошем творческом тонусе создавала  спектакль и это, конечно, отразилось на его судьбе. Хотя, конечно, номинация в том или ином конкурсе не определитель ни таланта, ни творческого потенциала.  Да, номинант это один из пяти лучших режиссеров сезона. Но это же не значит, что кроме этих пяти постановок в стране больше нет ничего, достойного внимания. Театр же затевается не для премий национальных или международных. Куда важнее, чтобы спектакль состоялся, и не важно в каком театре - городском, академическом, областном. Зритель должен быть удовлетворен. Это самое главное.

- Вас иногда называют режиссером «сумрачной» драматургии. Это из-за любви к пьесам Теннеси Уильямса, наверное…

- Знаете, журналисты и репортеры любят использовать красивые слова, придумывать термины… Что значит «сумрачная» драматургия? Я поставил за свою жизнь около 60-ти спектаклей и не могу сказать, что Уильямс перевешивал все. Были постановки и Чехова, и Островского… Был очень интересный спектакль по «Грозе», например. Я не люблю, когда со сцены транслируется какая-то негативная история. Мне кажется, что это неправильно. Искусство все равно должно нести радость в любой ситуации, даже если это какая-то жесткая и жестокая драма.

Но я люблю работать с пьесами Уильямса… Да, это правда. Кстати, спектакль, который был поставлен в Дзержинске («Долгое прощание»), во многом уникален. В России такого спектакля больше не было. Попытка соединить четыре одноактовки, достаточно сложных и самих по себе… Этого не делал еще никто. Эти пьесы вообще очень редко ставят. И если к ним обращаются, то для камерных спектаклей, рассчитанных на крохотные залы. А у нас это была большая сцена... И я считаю этот спектакль очень важным для себя.

А по поводу «сумрачности»…Вы знаете, я к театральной критике отношусь весьма иронично. Очень редко критик анализирует именно спектакль. Чаще речь идет или о пьесе, или о собственном ее видении. Но ни то, ни другое, не имеет отношения именно к поставленному режиссером спектаклю. Как у Пушкина: «Судите художника по законам, им сами созданным». Правда, это редко кто умеет. Вот и здесь. Ведь и Уильямса трудно назвать «сумрачным» драматургом… Я люблю, когда на сцене отображается «жизнь человеческого духа», когда живые, страстные люди решают сложные вопросы жизни. И не важно, комедия это, драма или трагедия… А сейчас вообще не хочется ничего «сумрачного»… Такой период в жизни. Хочется света, тепла, оптимизма.

- Поэтому в Дзержинске именно Островский, и именно «На всякого мудреца…»?

- У меня самые лучшие воспоминания о Дзержинском театре. Я следил за его работами, за его жизнью, и когда возникло предложение приехать на постановку, я с радостью согласился. Хотя сезон, надо сказать, был очень напряженным. Буквально две недели назад состоялась премьера «Двенадцатой ночи» Шекспира в Белгородском академическом театре. В Дзержинском театре трепетное отношение к творчеству, к профессии. Я это говорю без ложного пафоса. Я именно таким помню Ваш театр. Знаете, не имеет смысла заниматься творчеством, если люди на него не ориентированы.

А что касается выбора пьесы… Мне кажется, что «Мудрец» снова стал злободневным. Нет, не ее сатирическая составляющая, хотя и она важна, без сомнения, а морально-этические вопросы. Во времена, когда старые нравственные ценности проходят ревизию, а новых еще нет, вопрос о том, как выйти в люди, сделать карьеру, становится особенно важным. Зачастую у нас этот путь не перегружен моралью.

Время действия пьесы – период первых Российских реформ: отмена крепостного права, появление первых деловых людей и т.д. А поскольку последние несколько десятилетий мы находимся в периоде постоянных преобразований, то, я думаю, эта пьеса особенно будет интересна. И я люблю Островского. У него всегда интересные диалоги, интересные типы характеров, интересные повороты действия. И потом, это хорошая комедия…

Я вот что хочу сказать – при активной коммерциализации театра важно работать с драматургией высокого качества. Почему-то считается, что если комедия, то надо хохотать чуть ли не до истерики, при чем над самыми незамысловатыми вещами. Но природа юмора разнообразна. И Островский сложнее и глубже откровенно коммерческих пьес Куни, например. Когда театр берет в репертуар пьесу низкосортную, он, может быть, зрителя и привлечет, но тем самым еще больше испортит его вкус. Вот что всегда следует иметь в виду.  А Островский это всегда высокое качество драматургии. Я считаю его русским Шекспиром.

- Представляя актерам пьесу, Вы говорили, что хотели бы, чтобы это был спектакль-праздник…

- Что такое спектакль-праздник? Когда зритель увлечен действием на сцене. Все происходящее должно быть заразительно, изящно, доставлять удовольствие. И актерской игрой, и организацией сценического пространства. Театр это вообще праздник. Даже античную трагедию нужно представить так, чтобы зрители, обливаясь слезами, получали радость. Я это и имел в виду. Я ориентировал актеров на то, что это не должна быть реконструкция Малого театра времен стародавних. Сейчас нужен иной стиль, иной язык.

- «Мудрец» из всех, пожалуй, пьес А.Н.Островского сейчас наиболее популярен. Были постановки в Ленкоме у Марка Захарова, в «Табакерке» у Олега Табакова, во многих других театрах. В Нижегородской драме вот только что прошла премьера. Такое соперничество не пугает?

- Я, в силу специфики моей жизни и работы, видел далеко не все спектакли, так что соперничество вряд ли возможно. Да, мне нравится постановка Марка Захарова, но это же не значит, что в Дзержинске эту пьесу ставить уже не нужно. Наоборот. Если пьеса востребована театрами, значит сейчас ее время. Значит, что-то такое в воздухе витает…

Я думаю, что если спектакль сделан талантливо, он будет зрителю интересен. Я имею в виду талант всех, кто будет участвовать в работе. И актеров, и художника, и музыканта и т.д. 

Я пригласил для работы очень талантливого, на мой взгляд, художника Ольгу Герр. Мы вместе делаем уже третий спектакль и всегда друг друга понимаем. Думаю, мы увидим интересно организованное сценическое пространство и яркие костюмы.

- Что ж, будем ждать премьеры. Я думаю, что у нас будет еще повод продлить беседу и по поводу этого спектакля, и о Ваших будущих планах…

- Да, конечно. Всегда готов к общению.

В театре идет напряженный период первых репетиций. Пока ничего об этом говорить не будем. Отметим только, что в спектакле будет занята почти вся труппа. В главных ролях Михаил Тяжев (Глумов), Валентин Морозов (Мамаев), Татьяна Орлова (Мамаева), засл. арт. РФ Валентина Губкина (Глумова), Юрий Кислинский (Крутицкий), Белла Чуркина (Манефа) и др.

 Александр Михайлов,

апрель 2008 г.

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ИНТЕРВЬЮ

Интервью с Иваном Никулиным

Интервью с Марией Шиманской

Интервью с Артемом Барановым

Людмила Купоросова

Интервью с Валентиной Губкиной

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Андреем Крайнюковым

Интервью с Денисом Мартыновым

Интервью с Зоей Морозовой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Екатериной Рязановой

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Вячеславом Рещиковым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Ларисой Шляндиной

Интервью с Егором Шашиным

Интервью с Михаилом Смоляницким

Интервью с Александром Расевым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Виктором Шрайманом

Интервью с Леонидом Чигиным

Интервью с Михаилом Тяжевым

Интервью с Евгенией Труш

Интервью с Ольгой Герр

Интервью с Николаем Стяжкиным

Интервью с Федором Архиповым

Интервью с Юрием Березой

Интервью с Леонидом Хейфецом

Интервью с Сергеем Стеблюком

Интервью с Юлией Ауг

Интервью с Аманом Кулиевым

К ИСТОРИИ ТЕАТРА

"Истинный Храм искусства"

"Храм искусств"

К 100-летию Нины Конаковой

К 100-летию Филиппа Лещенко

К 100-летию Теодора Лондона

Белла Чуркина

Пишет зритель