Администрация города Дзержинска Нижегородской области

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ    Твиттер Livejournal Youtube

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ

"Ассакамури"

"Волшебник Изумрудного города"

"Дикарь"

"Дядюшкин сон"

"Дядюшкин сон"

"Искусство жениться"

"Квадратура круга"

"Кот в сапогах"

"Мой друг Винни-Пух"

"Ночь перед Рождеством"

"Ревизор"

"Ревнивец"

"Самоубийца"

"Сарший сын"

"Стеклянный зверинец"

"Странный отель для нежных сердец"

"Тётки"

"Тринадцатая звезда"

"Царевна-лягушка"

"Я тебя никогда не прощу"

ИНТЕРВЬЮ

Людмила Купоросова

Интервью с Валентиной Губукиной

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Андреем Крайнюковым

Интервью с Денисом Мартыновым

Интервью с Зоей Морозовой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Вячеславом Рещиковым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Ларисой Шляндиной

Интервью с Егором Шашиным

Интервью с Михаилом Смоляницким

Интервью с Александром Расевым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Виктором Шрайманом

Интервью с Леонидом Чигиным

Интервью с Михаилом Тяжевым

Интервью с Евгенией Труш

Интервью с Ольгой Герр

Интервью с Николаем Стяжкиным

Интервью с Федором Архиповым

Интервью с Юрием Березой

Интервью с Леонидом Хейфецом

Интервью с Сергеем Стеблюком

Интервью с Юлией Ауг

Интервью с Аманом Кулиевым

Культура, это то, что передается из рук в руки. И её нельзя терять.

  Сегодняшний мой собеседник – петербургский театральный художник  Ольга Герр. Почти за 30 лет творческой деятельности ею поставлено около ста спектаклей в Санкт-Петербурге, Свердловске, Челябинске, Саратове, Москве, Авиньоне, Праге. Она работала с самыми разными режиссерами, в ее театральном багаже – спектакли самых разных жанров: классика, комедия, драма. С Сергеем Стеблюком Ольга Герр работала не один раз. Им вместе интересно, они понимают друг друга. И этот взаимный интерес рождает в итоге интересные спектакль. Надеемся, что так произойдет и с  постановкой комедии А.Н.Островского «На всякого мудреца довольно простоты» в Дзержинском театре драмы, художником-постановщиком которого как раз и является Ольга Герр.

Мы встретились в разгар репетиционного периода. И, конечно, говорили о пьесе, о театре вообще, о его трудностях, проблемах и перспективах. А начали, как и положено, со знакомства.

- Ольга Викторовна, как становятся театральными художниками?

- Художников всегда тянет в неведомое, правда ведь? А театр – это загадка. Вот так это и происходит. Сначала – знакомство, потом – вся жизнь… Я заканчивала Санкт-Петербургское художественное училище… Театральным художником стала не сразу, через какое-то время. Но к театру тянуло всегда.

- Меня всегда интересовало, какова самостоятельность художника в театральном процессе? Ведь мы, оценивая ту или иную постановку, всегда говорим: «Спектакль Марка Захарова, или Валентина Плучека, или Сергея Стеблюка». А фамилия художника при этом уходит на второй план. Не обидно?

- Я считаю, что роль художника очень велика. Ведь зритель идет прежде всего смотреть спектакль, правильно? Как же без художника? Он создает картинку, организует сценическое пространство.

Другое дело, что когда спектакль не нравится, то не нравится все – и работа художника в том числе. Поэтому художник и режиссер очень тесно связаны между собой. Они решают одну задачу. Но не все режиссеры это понимают, иные даже поблагодарить забывают.

Вот у Сергея Юрьевича Стеблюка есть прекрасное качество – он всегда  отдает должное художнику. Он понимает насколько это важно – совместный поиск выразительных средств. И потом, он сам человек творческий. Мы знакомы около года, работали вместе в Норильске, в Красноярске. И всегда интересно. Как-то, на репетиции одного из спектаклей, он вдруг говорит актеру:  «Стой, выйди с левой стороны, а то некрасиво получается по движению». Он мыслит как художник. Наверное, поэтому понимает специфику нашей работы. К сожалению, так бывает не всегда. Даже у крупных художников и крупных режиссеров. Иногда говорят – художник, это обслуживающий персонал.

- А Вы тоже считаете художника «обслуживающим персоналом»?

- Ну не всегда же удается настаивать на своем решении. Да и надо ли? Иногда режиссер дает очень хорошие идеи, иногда… По-разному бывает.

Последняя моя постановка – «Гамлет» в Саратове. Так там мы с режиссером Мариной Глуховской совместно искали образ спектакля, музыку и т.д. Ведь нельзя, работая в театре, заниматься только «вот этим и этим». Так вот, мне кажется, получилось все очень интересно именно потому, что художник и режиссер друг друга понимали.

- А когда художник выбирает пьесу для постановки на что ориентируется – драматургия, режиссер, театр? Что является определяющим при решении: «Да, я буду здесь работать?».

- О чем вы говорите? Художник у нас получает столько, что если он не будет работать постоянно, жить будет не на что. Мы же не Франция, где художник заканчивает спектакль, и государство доплачивает ему, пока он не начнет новый проект. Профсоюз поддерживает.

- Приходится работать со всем, что предлагают?

- Нет, ну бывает, когда уж совсем «в лом» работать с каким-то режиссером, говоришь ему – «Нет». Но очень редко.

- Значит, все не от драматургии зависит?

- В любой драматургии можно найти что-то и полезное, и интересное.

- Вы питерский художник. С какими театрами Санкт-Петербурга работали?

- ТЮЗ, театр им. Ленсовета, театр Комедии, «Приют комедиантов», в маленьких театрах-студиях.

- В Питере активная театральная жизнь?

- Театров много, но как-то все… В последнее время мало интересного. Застой, наверное…

- А где интереснее работается? В Питере, в Москве?

- В провинции.

- Почему?

- Легче. Люди проще. Можно экспериментировать, не такой большой уровень страха за то, что получится. Ведь очень важно иметь право на ошибку. Можно попробовать то, что никогда не решишься пробовать в столицах. Да и затраты другие. Уровень цен в Москве и Питере несопоставим с ценами в провинции.

- Иногда приходится читать, что провинциальный театр, что называется, ударился в коммерцию. Вам не кажется?

- Театр, это школа для взрослых. Он повышает нашу духовность. Как без этого? Где еще можно научиться сопереживанию? Узнать что-то большее и о жизни, и о себе самом? Театр – это не только и не столько развлечение. Театр – эта работа, тяжелая работа. И для зрителя в том числе. И как только театр теряет эту функцию учителя, он умирает. По-другому не бывает и не будет. Так что чистая коммерциализация – глупость полная. Вон есть телевизор, сидите, развлекайтесь…

- Хорошо. Давайте вернемся к нашей постановке. Чем Вам интересен «Мудрец»?

- Я люблю Островского. Ну, во-первых замечательный язык. Красивая, правильная русская речь. И пьеса довольно жесткая. И очень хорошо ложится на сегодняшнюю ситуацию. Мне нравится, что здесь и финал «не финальный». Все имеет продолжение. Все не однозначно. Все остроумно, красиво…

- Это будет исторический спектакль? В декорациях, костюмах?

- Ни в коем случае. Это будет очень современный спектакль. Конечно, какие-то исторические костюмы будут, но мы хотели бы сделать спектакль вне времени. Чтобы не было архаики. Театр сегодня практически нигде в Европе не занимается историческими спектаклями в полном смысле этого слова – с точными костюмами, сложными декорациями и т.д. Не знаю что это – мода, дух времени… Но это так. И мы не исключение. И потом, кто сошьет исторический костюм? Кто научит современного актера двигаться, разговаривать и думать так, как этот костюм того требует?

- Вы работали в Авиньоне. Как там живет театр, во Франции?

- Практически большинство французских театров антрепризные. Труппа набирается на определенный проект, режиссер ставит спектакль, и его год возят по Франции. Меня поразило отношение к делу. Нужен, допустим какой-то материал, или определенный свет, или  сложный банер. Все делается моментально – мы едем на склад, выбираем что надо, работаем. Отношение к чужому интеллектуальному труду поразительное.

- А зритель?

- Вот тут уже сложнее. Могут во время спектакля разговаривать, зевать, говорить по телефону, что угодно.

- Звонки мобильников во время спектакля не только наша беда?

- Там еще хуже. Говорят, жуют, пьют чего-то… Но при этом государство театры поддерживает. Тем не менее. И это важно.

- Сейчас очень много говорят о том, что и в России репертуарный театр свое отживает, ему на смену придет антреприза, это выгоднее. Вы тоже так считаете?

- При этом, я уверена, большинство театров погибнет. Зачем это нужно? Ну не такая театры затратная вещь, чтобы их переводить на самоокупаемость и тем самым уничтожать. Мы лишаем человека всего, лишим и места духовного общения. Что такое антрепризный театр? Группа более-менее известных актеров приезжает на один вечер «поторговать лицом». Вот и все. Полноценный контакт актеров со зрителями возможен только при постоянном общении. А для этого театр должен работать. Пусть он не будет самым лучшим, но он будет. У людей останется возможность «сходить в театр», привести детей. И кто знает, может быть, именно в таком маленьком театре когда-нибудь родится театральный феномен. Все непредсказуемо. Культура, это то, что передается из рук в руки. И этого нельзя лишаться.

- И самый дежурный вопрос – как Вам работается в Дзержинском театре?

- Очень хорошо. У Вас хорошие, простые люди. Мы нашли полный контакт и с администрацией, и с актерами. А это очень важно – сотрудничать друг с другом, понимать друг друга. Это создает хороший климат для работы. В Дзержинске он есть.

- Что ж, спасибо за беседу и успешных премьер.

- Спасибо большое!

Каким получится «Мудрец» на Дзержинской сцене мы увидим на премьере в конце мая. Но до этого еще планируем побывать на репетициях, рассказать о том, как идет работа. Так что, как говорится, следите за публикациями.

Александр Михайлов