Администрация города Дзержинска Нижегородской области

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ    Твиттер Livejournal Youtube

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ

"Ассакамури"

"Волшебник Изумрудного города"

"Дикарь"

"Дядюшкин сон"

"Дядюшкин сон"

"Искусство жениться"

"Квадратура круга"

"Кот в сапогах"

"Мой друг Винни-Пух"

"Ночь перед Рождеством"

"Ревизор"

"Ревнивец"

"Самоубийца"

"Сарший сын"

"Стеклянный зверинец"

"Странный отель для нежных сердец"

"Тётки"

"Тринадцатая звезда"

"Царевна-лягушка"

"Я тебя никогда не прощу"

ИНТЕРВЬЮ

Людмила Купоросова

Интервью с Валентиной Губукиной

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Андреем Крайнюковым

Интервью с Денисом Мартыновым

Интервью с Зоей Морозовой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Вячеславом Рещиковым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Ларисой Шляндиной

Интервью с Егором Шашиным

Интервью с Михаилом Смоляницким

Интервью с Александром Расевым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Виктором Шрайманом

Интервью с Леонидом Чигиным

Интервью с Михаилом Тяжевым

Интервью с Евгенией Труш

Интервью с Ольгой Герр

Интервью с Николаем Стяжкиным

Интервью с Федором Архиповым

Интервью с Юрием Березой

Интервью с Леонидом Хейфецом

Интервью с Сергеем Стеблюком

Интервью с Юлией Ауг

Интервью с Аманом Кулиевым

Куем мы счастия ключи!

Вот не люблю я зиму. И не вылезать бы мне из депрессии, если бы не одно отрадное обстоятельство: в нашем городе, благодарение Богу, есть, где скоротать долгие зимние вечера. Все по-разному борются с сезонной хандрой.

Лично я хожу по театрам и концертным залам. В Дзержинске, опять же, слава Богу, имеются аж два театра: драматический и кукольный, и прекрасный концертный зал им. Скрябина.

Согласитесь, наследство от прошлой, советской жизни осталось нам значительное, и оно еще не одно поколение спасет от духовного обнищания. Однако не о жизни поколений собралась я здесь рассуждать. Хочу поведать о жизни одного человека.

Имя его хорошо известно городским театралам - актер Дзержинского театра драмы Николай Стяжкин. Но, даже если вы не часто посещаете театр и видели его всего лишь в одном спектакле, вы наверняка запомнили этого могучего человека и прекрасного артиста. Мне довелось посмотреть достаточно много спектаклей с участием Николая Владимировича, среди них "Декамерон", "Персидская сирень", "Тартюф", "Доходное место", "Мария Тюдор", "Дама-невидимка", " Как он по ней сходил с ума", "Прибайкальская кадриль", "Семья с мешком чертей" и др.

И очень захотелось мне познакомиться с Николаем Стяжкиным поближе. Зрителям свойственно желание знать как можно больше о жизни полюбившегося актера. Мне же удовлетворить свое любопытство не сложно. Для меня - это тот прекрасный случай, когда личные интересы совпадают с профессиональными. Вот я и отправилась в театр, чтобы взять интервью у артиста.

Беседовали мы с Николаем Владимировичем долго. И я даже не могла предположить насколько взволнует меня этот разговор.

А начала я плохо, с бестактного вопроса. Вернее, вопрос-то вроде бы обычный, для большинства из нас, но не для каждого.

- Николай Владимирович, давайте начнем, так сказать, с начала, с рождения: когда, где?

- Где родился, я не знаю, потому что я подкидыш.

Ответ настолько был неожиданным и так ошеломил меня, что, растерявшись, я задала очередной неделикатный вопрос:

- Вы не шутите?

"Такими вещами не шутят",- сказал он.

Я извинилась и притихла, а Николай Владимирович, немного помолчав, продолжил говорить, и я услышала поразительную историю его жизни.

Это было в 1952-м году. Меня, полуторамесячного, нашел в снегу неподалеку от пожарной части подвыпивший мужичонка. Он упал и случайно наткнулся на какой-то кулек. Там оказался я. Почему-то именно на Алтае было много детских домов, в один из них отдали меня.

Вспоминать свое детство мне тяжело, потому что там, в детском доме, нас страшно били и унижали. Причем, как это ни странно, били именно женщины-воспитатели. За что? Не так кровать заправил, или плохо пол помыл, полосы оставил. Или, вот помню, второклашкой еще был, на огороде так хорошо выполол грядку, все чистенько, ни травиночки не оставил. Стою довольный. Откуда я мог знать, где ростки, где трава. Так воспитательница мне голову в кровь разбила.

А с 3-го класса каждое лето в колхозе работали. У всех детей летние каникулы, кто в пионерский лагерь едет, кто с родителями на море, а нас на сельхозработы. Колхоз за это давал нашему детскому дому зерно, свиней, телят. В собственном подсобном хозяйстве мы выращивали помидоры, огурцы, морковь. У нас все свое было: мясо, молоко, овощи. Но лето я до сих пор не люблю.

А знаете, почему я выбрал эту профессию? Доказать хотел, что не хуже других и не сдохну под забором, как нам пророчили воспитатели.

Выпускников детских домов всех обычно отправляли в СПТУ обучаться рабочим профессиям: сварщик, токарь, слесарь и т.д, независимо от того, как закончил школу: хорошо ли, плохо ли. А я взбрыкнул.

Я с 4-го класса уже знал, что пойду учиться на артиста, так всегда об этом и говорил. К десятому классу я уже играл на шести инструментах, считал, что это необходимо для поступления в театральное училище. Сам всему научился.

Закончил школу. Пришло время выходить во взрослую жизнь. Как сейчас помню: лето,

мы с мальчишками купаемся в речке. И вдруг прибегают ребята из детского дома и говорят, что наши документы отправляют. Я опрометью помчался, а там встречает меня Зинаида Трофимовна Бедарева, которую всю жизнь буду вспоминать как Бабу Ягу, и говорит мне: "Все, Николай, судьба твоя решена, ты едешь в Джезказган, учиться на плотника, столяра и еще шофером будешь".

Я говорю: "Как же так? Вы же знаете о моей мечте стать актером!"

"Какая мечта, вы же ничего не можете, ублюдки",- так она нас обычно называла. Она отдала мои документы сержанту-милиционеру. .

Я как вцепился в него: "Отдайте!".

Слезы льют. Милиционер оттолкнул меня, и у него папки с документами рассыпались. Я начал их собирать. Сам плачу. Тут и ребятишки загундосили.

Тогда Зинаида Трофимовна швырнула мне мою папку и велела идти к директору, а вслед опять проревела, что я сдохну под забором. Директор детдома сомневался, смогу ли я самостоятельно устроиться, ведь я даже денег никогда в руках не держал, но документы все же отдал. А денег я действительно не знал, хотя мы много работали.

Раньше у меня в руках бывало ну 20 копеек, ну 50, ну, самое большее 70. Нам деньги-то и не нужны были. А тут мне выдали 17 рублей 50 копеек! Да я богач! Полмира куплю! Вручили мне еще две рубашки из вафельного полотна, брюки с заплатами сзади, "мобуты" (башмаки), шапку и телогрейку. Положил я это все в рюкзак и вышел за ворота детского дома.

В тот момент я чувствовал себя победителем. Я был горд тем, что теперь абсолютно свободен и считал себя самым богатым человеком. Но когда я купил билет на автобус до Бийска, а потом на поезд до Новосибирска (там было театральное училище), и когда у меня осталось четыре с половиной рубля, вот тут я страшно растерялся. Я понял, что такое деньги. Перепугался по-настоящему.

Я тогда подумал: неужели воспитательница правду сказала?

Доехал я до Новосибирска, пришел к театральному училищу - очередное потрясение. Увидел девочек и мальчиков, и как они были одеты! В пиджаках и галстуках, в пышных платьях, туфли лакированные, прически! Я и они!

А еще заплат на штанах, их видно, никуда не спрячешь.

Час я не решался зайти в здание училища. Но вот по стеночке, по стеночке пробрался к входу, встал и жду, сам не знаю чего. Выходит секретарь, называет фамилии. Тут я к ней и обратился. Она очень удивленно на меня посмотрела. Верно, подумала, не сбежал ли я откуда. Отдал я ей свою папочку с документами, она ушла.

И не знаю, Господь, наверно, помог, но минут через пятнадцать слышу свою фамилию. Меня вызывают! Зашел. Чужие люди кругом. Страх меня охватил ужасный. Подбородок трясется, руки дрожат, глаза бешеные.

Спрашивают меня: кто, да что? Женщина какая-то листает мои документы. Потом я узнал, что это директор Софья Бориславовна Сорока. Спрашивает: " А почему артистом?".

"Мечта, - говорю, - у меня с детства".

- Ну, покажите, что вы можете. Вы знаете, что у нас басню, прозу, стихи прочитать нужно, песню спеть, станцевать?

- Да! Я все могу.

В свое время я много читал. И библиотекарь в детском доме меня очень любила, всегда какие-то новые книги подкладывала мне, советовала что почитать.

Она мне посоветовала к экзамену выучить редкую вещь, о которой мало кто знает - басню Пушкина. Оказывается, Александр Сергеевич написал одну басню, и называется она "Сапожник ".

- Покоришь там всех этой басней. Поверь мне, я знаю, что говорю.

После того, как я прочитал прозу, начало романа К.Симонова "Солдатами не рождаются", объявляю: "Басня Пушкина "Сапожник ".

Там все удивились: "Что такое? Откуда? Может быть, вы перепутали?" А мне библиотекарь подарила этот маленький томик со стихами и басней Пушкина. Я эту книжечку- то и показал.

- Вот как в детском доме-то учат! А мы вот и не знали. Вот тебе и сермяга. Ну, а спеть что-нибудь сможете?

Еще бы! Тут я вооруженный. Подхожу к фортепиано, сажусь.

- Ой! Вы играете!

Здесь я немного осмелел, приосанился, а у самого лицо пунцовое от волнения.

-Да, я играю на шести инструментах!

Начал играть и петь песню Муслима Магомаева, и сбился. Сбился и заплакал. Да так заревел! Меня стали успокаивать. А я думаю: "Все, провал!"

Вышел в коридор, не могу успокоиться. Выходит снова секретарь, называет мою фамилию. Я, видимо, на нее затравленным зайцем посмотрел, она и говорит: "Да не бойся ты. Сейчас выйдет Софья Бориславовна, зайди к ней в кабинет".

И вот она прошла по коридору, маленькая такая женщина, добрейшей души человек. Я за ней в кабинет.

- Ну что ты так разволновался! Заплаты там у тебя на штанах? Так мы их видели. Ну и что? Запомни, сынок, надеть-то можно все, что угодно. Бывает, что и наглажен, а шея грязная, как и душа. Не бойся, все нормально у тебя.

Вот что, молодой человек, мы тут подумали, ты принят на второй курс. Занятия через два месяца. У тебя деньги есть?

Я стушевался.

- Вот тебе 10 рублей. Иди, поешь и купи себе, ради Бога, туфли. А потом сразу приходи сюда.

Купил я себе туфли за 5 рублей 20 копеек, покушал и пришел .

.- Сегодня переночуешь здесь, а завтра отправляйся в мединститут. Поедешь в стройотряд.

Пока я отсутствовал, Софья Бориславовна уже везде позвонила и обо всем договорилась.

И я поехал в стройотряд. Месяц отработал. Вкалывал на совесть. Мы там дом и коровник строили. Заработал 400 рублей! Приехал богатейшим человеком.

Студенческие годы благодаря матушке, так я почитал Софью Бориславовну, стали для меня новым, уже счастливым этапом жизни.

Закончил я театральное училище довольно успешно. Первым театром для меня стал драматический театр в Барнауле. Там ставили пьесу А. Островского "Без вины виноватые".

Меня сразу назначили на роль Гриши Незнамова. Это была моя первая роль. Вот как совпало. Роль была мне по душе, потому что судьбы похожие. А потом сразу сыграл Васю Пепла в пьесе Горького "На дне". Я там очень хорошо пошел. Вот так я стал артистом. Мечта сбылась.

Я сидела как завороженная, слушала эту удивительную историю. Из оцепенения меня вывел звонок, приглашавший актеров театра в зал на репетицию.

- Мне пора.

- Еще минутку!- всполошилась я. - Как у нас-то оказались, в Дзержинском драматическом театре?

- Каждый год я приезжал в Москву на "биржу". Неважно где я работал: в Чите, в Калининграде, в Рыбинске, в Йошкар-Оле, все равно приезжал.

- Вы так много перемещались? Вы были свободны, не связаны семьей?

- Я был женат. У меня родились двое детей. Но спустя несколько лет мы расстались. Артисты люди небогатые. И это не понравилось моей супруге. Но мне приходилось много крутиться: я и на телевидении подрабатывал, и на радио, и даже на овощной базе. Детей своих я не бросил, как это бывает. Я их дотянул до выхода в свет.

Так вот, приехал я в очередной раз на "биржу" в Москву. Туда артисты приезжают устраиваться на работу. Там же происходят встречи с друзьями, с кем когда-то учился, работал. Я работал более чем в 10-ти театрах, и у меня очень много знакомых и друзей. Я приезжал только для того, чтобы повидаться с ними. Я-то был, можно сказать, избалован. Мне всегда давали роли. У меня не было проблемы: возьмут, не возьмут. Я просто приезжал и все.

И вот там ко мне подошли две женщины, как выяснилось потом - директор и главный режиссер Дзержинского драматического театра, и задали такой странный вопрос: "А вы можете женщину на руки поднять?"

- Могу, конечно.

- А поехали к нам. Вы нам очень нужны.

- Куда это?

- Недалеко от Москвы. Шесть часов езды. В Дзержинск.

- Не слышал.

- Город, триста тысяч населения.

- Поехали!

Мне тогда надо было куда-то уехать. Квартиру я оставил семье, надо было как-то устраиваться.

Приехал и сразу встретил здесь свою будущую супругу, Татьяну Васильевну Куприянову. Год за ней ходил. Уломал, наконец. И вот более 15 лет она со мной мучается. Быть женой артиста - нелегкая работа. Моя Танюша такая лапушка, душенька. Наверно, Господь послал мне ее за все мои муки.

В этом смысле я счастливый человек. У меня есть дом, хозяйка в нем. Тыл у меня надежный. И есть любимая работа.

- Спасибо, Николай Владимирович! Удачи Вам!

Мы попрощались. Николай Владимирович стремительно удалился на репетицию.

Я долгое время находилась под впечатлением от услышанного. Эта история жизни не давала мне покоя, заставила задуматься о многом.

Казалось бы, каким страшным и неприветливым должен был показаться этот мир маленькому мальчику, как могли искалечить его душу злые люди, сделать его замкнутым, подозрительным, мстительным. А он научился мечтать! И у него достало сил и настойчивости в достижении своей мечты. Обойдя все препятствия, он смог стать счастливым.

Вот и получается, что наше счастье зависит не столько от того, какие события происходят с нами в жизни, сколько от того, как мы их встречаем.

С.Ромина