Администрация города Дзержинска Нижегородской области

ДЗЕРЖИНСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ    ТвиттерLivejournalYoutube

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ

"Много шума из ничего"

"Земля Эльзы"

"Non dolet"

"Финист Ясный Сокол"

"Алиса в стране чудес"

"Ассакамури"

"Волшебник Изумрудного города"

"Дядюшкин сон"

"Дядюшкин сон"

"Искусство жениться"

"Квадратура круга"

"Кот в сапогах"

"На дне"

"Ночь перед Рождеством"

"Плутни Скапена"

"Ревизор"

"Ревнивец"

"Самоубийца"

"Сарший сын"

"Стеклянный зверинец"

"Тётки"

"Тринадцатая звезда"

"Царевна-лягушка"

ПУБЛИКАЦИИ О СПЕКТАКЛЯХ
ПРОШЛЫХ ЛЕТ

"Алые паруса"

"Баллада о матери"

"Бенефис 2010 г."

"Бенефис 2011 г."

"Блин-2"

"Вечер"

"Господин Пунтила и слуга его Матти"

"Гроза"

"Гроза"

"Двенадцатая ночь"

"Дикарь"

"Жестокие игры"

"Жизнь артиста"

"За двумя зайцами"

"Затейник"

"Золотой ключик"

"Любишь - не любишь"

"Месье Амедей"

"Мой друг Винни-Пух"

"На всякого мудреца довольно простоты"

"Ромео и Джульетта"

"Русское лото"

"Рядовые"

"Село Степанчиково и его обитатели"

"Семья с мешком чертей"

"Синяя ворона"

"Сирано де Бержерак"

"Странный отель для нежных сердец"

"Таланты и покойники"

"Тринадцатая звезда"

"Фрегат "Паллада"

"Шум за сценой"

"Я тебя никогда не прощу"

Страх и ужас

Драму Максима Горького «На дне» презентовал в минувшие выходные Дзержинский театр драмы. Очередную премьеру артисты подготовили к 150-летию со дня рождения писателя. В преддверии новогодних праздников постановка вызвала неоднозначное впечатление публики.

Напомним сюжет «На дне». Ночлежный дом и его обитатели: бедняки и босяки, картежники и шулеры, воры и каторжники, пьяницы и головорезы. Среди них – умирающая от чахотки Анна и ее муж Клещ, один-единственный среди всех рабочий, который в итоге остается без работы и без жены. Рядом – мечтающая о любви молоденькая Настя, продавщица пельменей Квашня, татарин, гармонист Алешка, бывший актер и бывший барин… Насте не верят, что она любила и была любима. Барину не верят, что были у него лакеи и карета. Квашне – что не хочет она замуж. Актеру – что был он актером и еще будет им…

А через стенку от «постояльцев» – хозяева ночлежки: Василиса, ее муж Костылев и сестра Наташка. По соседству – их дядя участковый. Говоря современным языком, все схвачено! Однако и богатые здесь тоже плачут. Две сестры не могут поделить любовника Ваську из босяков. Муж ревнует, все видит, но сделать ничего не может. Участковый никак не дозовется замуж Квашню.

И тут в ночлежке появляется старик Лука. Кто он? Старик, старец, странник от слова «странный!? Или прохожий от слова «проходимец»? Именно после его появления начинается череда смертей в ночлежке и рядом с ней: сначала умирает больная Анна, потом убивают хозяина Костылева, пропадает Наташа, вешается на пустыре Актер...

Четыре действия драмы актеры играют за два. Темные декорации практически не меняются – разве что нары и лавки переставляют с места на место. Пьеса исполнена практически один в один с оригиналом: много диалогов и монологов. Однако, несмотря на это, имеет место самобытное звучание. Специально состаренные костюмы изльна и мешковины, матерные частушки, колыбельная вдовца и песня про горе в финале делают постановку более колоритной. И если в школе мы, изучая на уроках литературы «На дне», спорили, благо или зло несет людям Лука, то версия Дзержинского театра драмы выводит во главу угла другой вопрос: а живы ли люди? Только мертвые ничего не видят, не слышат и не чувствуют. И только покойников можно не бояться. Однако ж именно так, без чувств и целей, живут обитатели «дна», и именно они наводят страх и ужас.

В конце четвертого действия занавес закрывается на несколько секунд, и на поклоне мы видим выстроившихся в ряд 16 героев драмы. Молчаливый и замерший финал.

Анна ДМИТРИЕВА,

"Репортер и время", 19 декабря 2017 г.

К юбилею М. Горького. О постановке «На дне» Дзержинского театра драмы

В 2018 году исполняется 150 лет со дня рождения Максима Горького. По всей Нижегородской области планируются и проходят приуроченные к этой дате мероприятия. Не остались равнодушны к юбилею писателя и учреждения культуры. В Дзержинском драматическом театре с успехом состоялась премьера спектакля «На дне». Это собственное прочтение оригинального текста режиссером Андреем Подскребкиным, в пьесе подняты актуальные и сегодня социальные проблемы, конфликты взглядов и философий – всё, чем так богато творчество Горького.

Получилась обстоятельная, серьёзная постановка, драма, действие которой разворачивается более двух часов. Встаёт вопрос: стоит ли приобщаться к классике таким непростым образом? Тут можно ответить только то, что находиться под впечатлением от увиденного – непросто, но по силе эмоций – восхитительно.

Всё начинается с расстановки фигур: они стоят спиной, обозначая только силуэт, и сцена в этот момент кажется завораживающим пространством, на котором вот-вот что-то будет происходить. Сражение, игра или жизнь – кто знает?

Светом уже выделена первая сцена – Клещ и его умирающая жена Анна. Дыхание и хрип женщины вместе с тоскливой колыбельной Клеща звучат над сценой, над залом, клубятся под низким потолком ночлежки, пытаясь найти выход к бесконечности неба, которое где-то там точно есть. Эта колыбельная похожа и на плач, и на молитву. И вот мужчина, который, возможно, был груб и бил свою жену, вкладывает в свою невесёлую песню всю не отданную любовь. В чём бы он ни был виноват, всё что в его силах – это петь для уходящего человека. И это одна из главных идей, преподносимых зрителю. Мечты о свободе, сожаления о прошлом, вина, грязь… Всё, что будет теперь происходить на сцене – песня которая поднимается со «дна» до самых звёзд. Песня человеческого существа: тоска по воле, тоска по жизни, тоска по любви.

В игру включаются персонажи, и мы видим «дно» общества: колоритные и потрёпанные люди занимаются своими повседневными делами и обязанностями или увиливают от них. Из рабочих людей здесь Клещ, Квашня и Татарин. Люди пьют, мучаются, иногда шутят, в основном же стараются как-то жить эту жизнь. Над ними нависает, как неподъёмное бремя, низкий потолок ночлежки. Пространство сцены благодаря хорошо продуманному художественному оформлению разделено на две части. Основная – внизу, с тяжелым, как дыхание умирающего, потолком, обозначенная балками с едва мерцающими огоньками фонарей, и вторая часть – лестница, с которой, спускаются в ночлежку, в чистилище, то ли сами герои, то ли их заблудившиеся души.

Сценография спектакля – простая и при этом очень подходящая пьесе – мешковина, лён. Декорации, играющие роль вещей. Нары, некрашеные доски из которых сколачивают свою нехитрую жизнь нищие люди… Аутентично и искренне.

Радует то, что произведение поставлено очень близко к тексту оригинала. Это создаёт образ сошедших со страниц книги героев. При этом достоверность происходящего не вызывает сомнения. Каждый из персонажей по-своему распоряжается своей поломанной и порванной жизнью – кто-то пытается залатать, кто-то порвать до конца. Появившийся новый постоялец – странник Лука – проповедует о добрых поступках и исчезает. Из непоправимого происходят: смерть Анны, убийство хозяина ночлежки Костылёва, самоубийство Актера, ошпаренные ноги Наташи, раздавленная рука Татарина.

То, что умеют и делают актёры здесь, на сцене, так это воплощать суть персонажей. Как в произведении, так и в действии каждая роль – это насыщенный мазок краски, создающий пугающую, но увлекательную картину:

- Тёмный, уставший от работы Клещ (актёр Денис Мартынов), рабочий, цепляющийся за возможность выйти из того мрака, в котором живёт. Виновный, но гордый, жалеющий, но жёсткий – это грань эмоции, которую зритель может ощутить только при ювелирной работе актёра. Тоска и безнадёжность сильного человека, у которого сил больше не осталось. Крик, тоска, колыбельная.

- Настя (актриса Мария Шиманская), молодая и уже несчастная девушка – ещё один штрих повествования, нежный. Она слаба и не уверена, что другая жизнь вообще возможна. Всё, что есть у нее – это её вера в то, что люди способны любить. И самое важное, что эта любовь была у неё. Самые слабые люди способны на невозможное, если им есть во что верить.

- Лука (актёр Юрий Кислинский) появляется как утешение, бальзам на никогда не видевшие лечения раны. Он с помощью лжи и вымысла показывает обитателям дома, кем они могли бы быть: надежда часто является ложью, но без надежды многим не выжить. Он похож на тёплый летний ветер, который может поманить человека вдаль, но никогда не сможет сам взять и унести его.

- Актёр (актёр Артём Баранов) – пример того, как надежда может вылечить, а крушение надежд – убить. Была ли ложь Луки во спасение Актёру? Остаётся только гадать. Он бросил пить, подметал улицы, влекомый надеждой, но не дошел туда, куда она его звала. Сорвался, осознав, вероятно, что зовут его в никуда. Просьба помолиться за него, последний крик о помощи, не была услышана… И человек сломался. Последняя кружка выпита. Человека больше не починить.

- «Памятник шулеру», – можно подумать, когда свет падает на Сатина (актёр Вячеслав Рещиков), и его пьедестал – нары, но на самом деле это силуэт умного человека, которому не повезло. Но он остаётся собой, остаётся лидером всего этого собрания невезучих людей. Глубокий персонаж со своей философией: он убивал и сидел в тюрьме, кем это его сделало и, что важнее, кем это его не сделало?

- «Немного смерти и немного любви»: вор Васька-Пепел (актёр Иван Никулин) и несчастная девушка Наташа (актриса Екатерина Рязанова) – контрастные мазки общей картины, непохожие, но тянущиеся друг к другу как к надежде на другую, лучшую жизнь. При этом ни у Пепла, ни у Наташи не было выбора. Один родился в семье вора и не может выпутаться из сетей привычной жизни, вторая ждёт, что сестра, мучающая ее, изменится и проявит сострадание. Если они и были способны выбраться из такой жизни, то только веря друг в друга. Но жизнь не сложилась.

- Татарин (актёр Андрей Балахнин) – вот персонаж, которому точно есть во что верить. Он знает свою правду, он живёт по ней. Даже страшная травма и до жути правдоподобно сыгранная боль не могут остановить его в этом. К концу произведения пьющий со всеми за столом Татарин, принявший, судя по всему, свою судьбу, всё еще безнадёжно прав.

В спектакле занято достаточно много актёров, и сложно рассказать обо всех персонажах, но гораздо важнее то, что вместе они полностью, талантливо и хорошо передают образ и атмосферу пьесы.

Заключительная сцена – это выжившие, покалеченные обитатели ночлежки, сидящие за столом. Отчасти напоминающая фреску «Тайная вечеря» компания фигур. Тут же и аллюзия на «Пир во время чумы». Сатин руководит, наливает, сидя во главе, вокруг – апостолы его новой веры. «Человек – это звучит гордо!» Но что сделал тот самый гордый человек? как распорядился своей свободной жизнью Актёр? Умер, никем не замеченный, просто испортив песню.

А люди пьют, мечтают, рассуждают и поют. Спился Клещ, не выкарабкался после смерти жены, споили Татарина, вечно пьяный Алёшка тоже здесь. И вот что действительно поражает: эти люди абсолютно, отчаянно, живы во всём своём одиночестве, тоске и боли – живы. Но куда заведут их пустые слова и обещания, что будет с ними дальше…

Послевкусие от спектакля – горькое, восторженное, с грустной улыбкой. Зрители в фойе делятся впечатлениями. Постановка нравится. Классика, которая задевает за живое – это важно для каждого театра. Такие произведения сродни лекарству от потерянной надежды, сродни колыбельной для плачущей души.

Если есть сомнения, стоит ли смотреть «На дне», то ответ очевиден. Оно того стоит!

Ирина Маштакова,

02 февраля 2018 г.

ПРЕССА О ТЕАТРЕ

ИНТЕРВЬЮ

Интервью с Иваном Никулиным

Интервью с Марией Шиманской

Интервью с Артемом Барановым

Людмила Купоросова

Интервью с Валентиной Губкиной

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Юрием Кислинским

Интервью с Андреем Крайнюковым

Интервью с Денисом Мартыновым

Интервью с Зоей Морозовой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Татьяной Орловой

Интервью с Екатериной Рязановой

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Андреем Подскребкиным

Интервью с Вячеславом Рещиковым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Игорем Тарасовым

Интервью с Ларисой Шляндиной

Интервью с Егором Шашиным

Интервью с Михаилом Смоляницким

Интервью с Александром Расевым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Валентином Морозовым

Интервью с Виктором Шрайманом

Интервью с Леонидом Чигиным

Интервью с Михаилом Тяжевым

Интервью с Евгенией Труш

Интервью с Ольгой Герр

Интервью с Николаем Стяжкиным

Интервью с Федором Архиповым

Интервью с Юрием Березой

Интервью с Леонидом Хейфецом

Интервью с Сергеем Стеблюком

Интервью с Юлией Ауг

Интервью с Аманом Кулиевым

К ИСТОРИИ ТЕАТРА

"Истинный Храм искусства"

"Храм искусств"

К 100-летию Нины Конаковой

К 100-летию Филиппа Лещенко

К 100-летию Теодора Лондона

Белла Чуркина

Пишет зритель